el_murid (el_murid) wrote,
el_murid
el_murid

Category:

События в Мали - развитие

Война в Мали начинает приобретать определенную структуру. Убедившись в небоеспособности малийской армии и не очень желая разочаровываться в союзниках из соседних африканских стран, французы ведут наступление, оставляя союзникам карательные функции - зачистку и контроль над "освобождённой" территорией. В воскресенье французский контингент начал наступление в сторону северного города Кидаль.


Тем не менее, и Франция, и соседи-африканцы уже заявили о необходимости наращивать свои воинские контингенты. Несмотря на то, что уже соотношение оккупационных сил вместе с малийской армией и боевиками достигает 10:1, такие заявления наводят на мысль, что происходящее крайне не нравится силам антитеррористической коалиции.

При этом цели, которые заявлены коалицией, не отличаются конкретикой - они выступают за "единство" страны. Но вот как именно это будет достигнуто - не совсем понятно. Официально объявленная цель - борьба с исламистами-террористами, однако проблема в том, что из пяти основных группировок боевиков таковыми можно назвать только три - отряды АКИМ (Аль-Кайеда Исламского Магриба), Ансар-ад-Дин и Движение за единство и Джихад. Эти группировки сформированы, как водится, по племенному признаку - основу отрядов АКИМ составляют
немалийцы - алжирцы и мавританцы. Ансар-Ад-Дин - туареги из племени ифогас и берберы района Тимбукту. Наконец, боевики МУДЖАО (Движение за единство и джихад) - это арабоберберы из района Гао, финансируемые местными наркотранзитерами. Они же и есть те самые радикальные экстремисты - так как только они из всех исламских групп выступают с классическими целями построения халифата, единобожие и истребление неверных. Остальные исламские группировки ведут себя не в пример толерантнее.

Две секулярные группы боевиков - это туареги, борющиеся за независимый Азавад. Первая, которая и сумела объявить о его создании - Национальное движение за освобождение Азавада - к настоящему моменту практически разгромлена в столкновениях с исламистами, вторая - Национальный фронт за освобождение Азавада - оттеснена на север.

Наконец, существуют и различные ополченческие территориальные группировки, которые отбиваются от всех - и исламистов, и сторонников Азавада, и правительственных войск, и иностранных оккупантов. Стоит упомянуть, что совсем неподалеку расположена зона влияния и действий отмороженных радикалов из нигерийской Боко Харам - которая пока не принимает участия в малийских событиях - но это ничего не значит. Алжир вроде тоже никаким боком не относился к Мали - тем не менее, был атакован.


Таким образом, задача перед Францией и контингентом ЭКОВАС стоит крайне непростая - боевики - не какие-то понаехавшие пришельцы, а местные. Имеющие поддержку населения, являющиеся выходцами из него - а огромные размеры территории явно несоразмерны мизерным контингентам иностранных войск. Видимо, именно поэтому, оценив обстановку, Франция и страны ЭКОВАС начинают вести речь об увеличении своего присутствия.

Второй момент связан с неявными целями войны. Мали считается крайне перспективной территорией для добычи полезных ископаемых - и в последнее время все чаще звучит тема урана. Да, граничащий рядом Нигер - один из крупнейших в мире центров добычи урана. Во всяком случае запасы урана в Нигере больше, чем известные запасы России. Мали в геологическом плане является продолжением нигерских структур - и поэтому вполне логично предположить, что где-то в районе между Кидалем, Гао и Нигером есть его запасы. Как доказательство - в районе Гао имеется небольшой рудник с доказанными запасами в 200 тонн (в пересчете на У3О8). Правда, из-за 200 тонн воевать никто не будет.

Западные компании пока без интереса воспринимают этот район, понимая всю сложность проведения геолого-разведочных работ. Во всяком случае специалисты ведущей в Мали горно-добывающей компании Рокгейт 15 ноября 2012 года объявили о проведении работ по разведке урановых, медных и золотых залежей не на северо-востоке Мали, а наоборот - на юго-западе, в провинции Фалео - где и сосредоточены 7 крупнейших золотых рудников Мали.

Поэтому говорить о том, что война, в которую впряглась Франция - это война за ресурсы, не совсем верно - воевать за еще не разведанные, хотя и перспективные, ресурсы севера и востока Мали - дело нелогичное.

Говоря иначе, воспринимать эту войну, как некую далекоидущую стратегию Франции по взятию под контроль несметных богатств севера Мали - преждевременно. Север имеет доказанные запасы некоторых руд и добывающиеся уже полиметаллы, молибден - но по-серьезному еще никто им не занимался, несмотря на всю перспективность этого района страны. Вероятнее всего, реакция Франции была рефлекторной - боевики Муджао и Ансар-ад-Дин к декабрю уже были готовы развернуть наступление на Бамако, а способность нынешних властей и малийской армии противостоять такому наступлению была оценена французами как крайне низкая - поэтому они были вынуждены вмешаться - и уже теперь, по ходу дела, начинают ставить и намечать задачи.

Уже поэтому похоже, что война будет небыстрой, непростой и без заданного заранее результата. 90% населения Мали исповедуют ислам. Незначительная часть - единобожники-фанатики, основная - мусульмане более умеренных взглядов, в основном суфии. Причем суфии в африканском исполнении - там и анимализм, и тотемизм, и остатки языческих верований. Но суфии - тоже не айс и не подарок. Упертые мюриды по команде своих шейхов вполне способны создать массу проблем - как единобожникам, так и оккупантам.

Именно поэтому все происходящее в Мали сегодня - крайне неоднозначно и вряд ли прогнозируемо. Если же добавить к малийским событиям возможные перспективы с подтягиванием к ним соседей - в первую очередь Алжира, Мавритании и Нигера - то там начинаются уже не шахматы, а самый настоящий покер. Да еще и с закрытыми картами.

UPD.




Tags: Мали
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments