el_murid (el_murid) wrote,
el_murid
el_murid

Categories:

Ломка

Как некую микросенсацию, Би-Би-Си восприняла заявление кандидата в президенты США Ромни о том, что он «...отнесется уважительно» к любым действиям Израиля, если тот сочтет нужным нанести удар по ядерным объектам Ирана...». По правде говоря, относиться к таким заявлениям сколь-либо серьезно нет особого смысла. 


Во всяком случае, пока Митт Ромни не стал президентом - любые его громкие и грозные заявления практически мало что значат. Он - кандидат, поэтому его задача - быть святее папы римского. Сейчас его заявление направлено к израильскому лобби в Штатах, это его попытка перехватить симпатии евреев. На мой взгляд, сила и значимость этой группы в США слишком преувеличивается - но тем не менее, она существует, она влиятельна, и уже поэтому в ее сторону любой кандидат просто обязан делать массу реверансов.

Однако, безусловно, между Ромни и Обамой есть очень серьезные отличия - и заявления того и другого все отчетливее показывают, что отличия носят мировоззренческий характер. Ромни - это однозначно архаика. Это мышление, которое сегодня точно способно привести к мировым катаклизмам с непредсказуемыми последствиями.

Реакция Обамы на Арабскую весну вообще выглядит очень нехарактерной для «нормального» американского президента. Если отбросить дымовые завесы разного рода слов и заявлений, ситуация выглядит весьма интересно - выпустив вперед злобную и лающую вокруг себя на все и всех Хиллари Клинтон, Обама не просто играет «доброго следователя». Он практически устранил США от активных действий на Ближнем Востоке в добром старом стиле семейки Бушей. Конспирологи, естественно, говорят о том, что все так и задумано - однако очень похоже, что Обама столкнулся с тем, что события идут совершенно иначе, чем предполагалось, и предпочитает неочевидным по результатам действиям такое же неочевидное - но бездействие. Он смотрит и пытается осознать - что же именно происходит. И только после этого намерен что-либо предпринимать.


И в этом смысле позиция Обамы выгядит очень мудрой. Уже понятно, что Арабская весна - это не некая зловещая спецоперация мировой закулисы. Такие процессы такого масштаба организовать попросту невозможно. Арабская весна - это ответ исламской цивилизации на попытки ее модернизировать и сделать некой лайт-версией западной цивилизации. Если вспомнить, с чего вообще все началось, то необходимо вернуться на несколько десятилетий назад. В конец 70 В Иран.

Иран 70х называли мусульманской Швейцарией. Светский прозападный проект совершенно однозначно победил, короткие юбки, западная музыка, светские сплетни и легкость жизни в совокупности с модернизационным рывком иранской экономики, тесно сплетенной с Европой и США. И вдруг - буквально за год-полтора иранское общество с восторгом встречает возвращающихся из эмиграции мрачных бородатых аятолл, фанатично сдирает с себя все атрибуты легкой и беззаботной жизни и стремительно возвращается в дикость и архаику. С тем же восторгом, с которым иранцы принимали все признаки западного декаданса, они начинают их отвергать и преследовать.

При этом и США, и СССР отнеслись к исламской революции, как к некому экзотическому зверьку в зоопарке. В обстановке полыхающей Холодной войны и раздела мира на два противоборствующих лагеря возникновение заповедника, в котором непонятные дедушки провозглашают чуму на оба ваши дома было воспринято если не с юмором, то с вполне ощутимым скептисом.

Тем не менее, на 26 съезде КПСС – последнем «застойном» съезде – Леонид Ильич Брежнев очень осторожно делает заявление по поводу того, что ислам – это не обязательно реакционно. Поэтому – почему бы не посотрудничать? Умеющие читать между строк аятоллы воспользовались приглашением, и не снижая накала разоблачений дьявола и его козней внутри страны, вполне благосклонно отнеслись к идее осторожного сотрудничества с одним порождением сатаны против другого исчадия ада. Благосклонность Хомейни носила настолько обширный характер, что он на полном серьезе предложил Горбачеву в тот момент, когда стало очевидно, что перестройка идет вразнос, воспользоваться мудростью Учения и принять исламское видение мира. Такие предложения делают от чистого сердца и только один раз. И только тем, кому симпатизируешь – хотя бы в душе.

Как ни парадоксально, но контрмодерн Ирана оказался крайне устойчивым явлением, хотя к нему по прежнему относились как к некому отклонению от нормы. Светские проекты мусульманского мира – как прокапиталистические, так и псевдосоциалистические – выглядели вполне жизнеспособными и устойчивыми, чтобы беспокоиться об этой единичной диковине.

Парадокс перестал быть экзотикой, когда рухнули два антагонистических проекта в Йемене, и на месте про-западной и про-советской половинок возникла страна Али Салеха. Через речку от Йемена пошел враздрай Сомали, началась последняя долгоиграющая гражданская война в Судане, произошел распад Эфиопии – и везде с разной степенью фанатизма идеи свободы и демократии вместе с идеей классовой справедливости уступили место традиционным религиозным воззрениям и нормам жизни. Где-то, как в Йемене, он прикрывались расчетливым прагматизмом, где-то отсутствие лидеров как в Сомали привело к полному хаосу – но модернизация исламского мира по любому из двух имеющихся рецептов вдруг отчетливо забуксовала.

Окончательный звонком прозвучали нон-стопом последовавшие друг за другом обрушение режима Наджибуллы и феерическое поражение Альянса Семи в Афганистане, который сменили талибы. Их привычно назвали проектом западных и пакистанских спецслужб – на чем и успокоились, включив в привычную картину мира.

Крах СССР поставил перед Западом и США гораздо более насущную проблему – нужно было осваивать освободившиеся пространства, взимать контрибуцию с проигравшего соперника. Изменения, происходившие в исламском мире, фактически списывались на издержки, неизбежно возникающие при столь масштабных и малоуправляемых процессах. Модернизация исламского мира теперь уже исключительно по западным лекалам так и осталась основной линией поведения.

Однако Арабская весна вынудила задуматься об объективности происходящего. Не всех. Далеко не всех. Ломать психику всегда сложно – даже если действительность коренным образом отличается от своего отражения в голове. Проще отмахнуться и продолжить жить привычными образами.

Обама в этом смысле оказался гораздо умнее большинства остальных. Он совершенно явно ощутил это несовпадение. И принял вполне логичное решение – выждать. Посмотреть и осмыслить. Это настолько непохоже на всех предыдущих американских президентов, что заточенное под конспирологию сознание неизбежно воспринимает такую совершенно нормальную логику как некий коварный и многослойный замысел. Особенно на фоне беснующегося госсекретаря. При этом как-то уходит в тень, что Клинтон выполняет роль прикрытия откровенной растерянности, царящей у руководства США. Они, похоже, действительно, начинают понимать, что контрмодерн исламского мира из экзотики вдруг и внезапно превращается в совершенно железобетонную реальность.

Пока не совсем понятно, как именно использовать в своих интересах этот новый исламский мир. Слишком тесно переплетены в нем рациональные соображения и иррациональный – иногда до исступления – фанатизм. И то, и другое вполне естественно для ислама, но совершенно невозможно для восприятия современным рациональным и технократическим сознанием евро-атлантов. И это несовпадение управляющих кодов в операционных системах цивилизаций подлежит осмыслению.

Россия, как мне кажется, еще не осознала того, что становится ясно части американской элиты. Мы продолжаем жить представлениями вчерашнего дня, позиционируя в привычных понятиях Добра и Зла происходящее в исламском мире. В этих понятиях Асад – безусловное Добро, а противостоящие ему мятежники – столь же безусловное Зло. В той же схеме на тех же полюсах нашего сознания находятся Каддафи и его антагонисты. И так далее. Но, видимо, нам нужно будет совершать такой же подвиг, который совершил и Обама – переформатировать свою психику. Понять, что применительно к исламскому миру сегодня координаты изменились. Они вообще находятся в иной плоскости – если не в другом пространстве.

Это не просто и не быстро. Однако делать придется. С осознанием того факта, что светские проекты исламского мира потерпели свой исторический крах. Кто бы ни победил в Сирии – она уже никогда не будет светской страной. Весь вопрос только в том, насколько она позеленеет – ей ведь тоже нужно будет ломать свою психику.

Что же касается Ромни – то его победа, боюсь, станет катастрофой. Для всех. Он как раз – человек из прошлого. Пока непонятно, насколько Обама сумел и сумеет отойти от умирающих представлений, но то, что Ромни – это архаика, причем крайне опасная архаика – факт. И его казалось бы традиционные поклоны в адрес израильтян и их бесконечной мудрости, на которые в общем-то, нет смысла обращать внимание – борьба за голоса, она диктует – не отменяют его пещерное мышление. Во всяком случае, видимых признаков понимания им нового времени пока нет. Как нет его у большинства ведущих политиков мира – и российских тоже. Что, безусловно, очень жаль.



Tags: Ближний Восток
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 115 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →