el_murid (el_murid) wrote,
el_murid
el_murid

Categories:

Не ждите скоро. Я завис в "Англетере". Есенин

Я уже писал, что меня 29 марта пригласили в Нерезиновую на запись небольшой часовой трансляции по Сирии. Трансляция будет организована в интернет-вещании, подробности я смогу сообщить ближе к отъезду.

Мне дали три рамочных вопроса к этой трансляции и истребовали тезисно на них ответить. Собственно, я ответил и теперь могу выложить здесь, что получилось.

Смысл встречи - в основном в ответах на вопросы. Их будет задавать ведущий. В принципе, есть вариант - если вопросы есть, задать их прямо здесь в комментариях, я затем переправлю ссылку организаторам трансляции - а уже они выберут те из вопросов, которые им покажутся интересными. Естественно, что они будут задавать и какие-то свои.

Теперь, собственно, вопросы и тезисы.

1. Что даст России поддержка Сирии?
2. Каковы выгоды России в затягивании противостояния на ближнем Востоке?
3. Возможные убытки России от невмешательства в конфликт.

1. Конфликт в Сирии становится аналогом Испании 30 годов. То есть, именно в этом конфликте оформляются будущие коалиции участников следующей мировой войны. Это не означает, что следующая мировая война пройдет как и предыдущие две – совершенно иной театр военных действий и изменившаяся общая обстановка делают невозможным повторение предыдущих сценариев с танковыми клиньями, блицкригом, осадой Ленинграда и Сталинграда. Но в целом повторение очень симптоматичное – Сирия – всего лишь тренировка и учения для всех будущих участников.

Вероятно, с «нашей стороны» в коалицию войдут Россия, Иран, Пакистан и Китай, с «противоположной» - США, европейская группа Е3 (Германия, Англия, Франция – причем Германия явно в последних рядах), Саудовская Аравия и Катар как источник финансирования коалиции, Индия – как противник Китая и Пакистана по определению.

Фактически, эти страны – примерно 80% всего мирового ВВП и примерно 60% всех людских ресурсов, так что термин мировой конфликт в случае возникновения таких коалиций вполне приемлем.

Смысл любой мировой войны – выработка нового миропорядка. Старый рухнул, поэтому нужно каким-то образом оформить новые подходы. При этом – что характерно – старые механизмы разрешения противоречий уже не устраивают никого. Однако коалиция Запада является более сильной, и именно она является инициатором разрушения прежних механизмов – в первую очередь, ООН. «Наша» коалиция, наоборот, рассчитывает на использование этих механизмов – пока «мы» еще явно слабее в военном отношении. Пока «нам» невыгодно сокрушение ООН – и мы держимся за его возможности.

В том случае, если в Сирии западная коалиция победит, она откажется от ооновских механизмов де-факто. В том случае, если победит «наша» коалиция – она также почувствует себя достаточно сильной, чтобы обойтись без них. Поэтому судьба ООН на мой взгляд, фактически предрешена.

Новые механизмы возможно создать либо явочным порядком – если одна из коалиций будет явно сильнее (это западная коалиция в случае победы в Сирии), либо в результате войны – если силы противников окажутся примерно равными, и они не найдут возможности вне военного решения их согласовать.

Так или иначе, но нас либо поставят перед фактом нового миропорядка, либо нам предстоит за него воевать.

Поэтому поддержка Сирии для России – это выбор между войной и возможным участием в будущей выработке нового устройства мира, либо поражением и уходом на уровень сегодняшней Японии или Германии – то есть, де-факто проигравших стран, лишенных своей внешней политики. Для России этот вариант чреват изъятием у нас ядерного оружия и высадкой в Кремль явно проамериканской администрации. Скорее всего, такой вариант слишком фантастичен – поэтому России проще будет пойти на войну с шансом выиграть либо свести её вничью, чем заведомо проиграть – что в конечном итоге приведет к окончательному развалу страны.

2. Противостояние на Ближнем Востоке будет продолжаться до тех пор, пока один из трех сегодня существующих проектов не победит. Это проект новой Османской империи, проект Персидской империи, проект ваххабитского Халифата. Второй проект крайне малореален из-за противостояния по линии шииты-сунниты, однако есть вероятность того, что Иран не проиграет – и тогда противостояние зайдет в тупик. В этом случае перманентная война на Ближнем Востоке продолжится до нового общемирового кризиса.

Поэтому для России нет проблемы – выгодно нам затягивание войны на БВ или нет. Война будет либо очень долгой – и тогда нам придется принимать её существование за данность, либо закончится крушением Ирана – и тогда «наша» коалиция потерпит поражение. В этом случае о выгоде вообще говорить не приходится.

3. Россия не может не вмешиваться в конфликт, так как она уже в него вмешалась. Наше отступление уже ничего не решит – после крушения Сирии наступит очередь Ирана (либо параллельно с ней), затем – России. Мы можем оттянуть своё поражение только одним способом – воюя на стороне Сирии и Ирана. Опять же – нужно понимать, что в современном изложении «война» будет выглядеть настолько иначе, чем предыдущие мировые войны, что сейчас практически невозможно представить себе характер боевых действий. Однако предположительно это будут в значительной степени спецоперации, диверсионные операции и очаговые столкновения крайне ожесточенного характера. Главное отличие от текущей войны в Сирии – огромная протяженность театра военных действий и взаимосвязанность этих операций.

Tags: Сирия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 232 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →