el_murid (el_murid) wrote,
el_murid
el_murid

Categories:

Доверие

В Телеграме не так давно появился аккаунт человека (или группы людей), которые утверждают о том, что обладают информацией о преступной деятельности кремлевского режима. В качестве примера в этом канале публикуются сообщения, которые должны подтверждать эти утверждения. Нисколько не подвергаю сомнению ключевое утверждение авторов канала — режим Путина является классическим криминально-фашистским конгломератом, приватизировавшим огромную страну. "В каждой стране есть мафия, но далеко не у каждой мафии есть своя страна". Мы в этом смысле сегодня являемся прямыми аналогами наиболее экзотических Мафия Стейт вроде Венесуэлы, которую контролирует наркокартель "Дель Сол". В тысячелетней истории России было всякое, но чтобы откровенные разбойники и гангстеры пришли к власти - такое, пожалуй, у нас в первый раз.

Сам режим стал прямым следствием процессов, протекавших в России после краха Советского Союза, который прошел в несколько стадий. На первой стадии власть и собственность были захвачены бывшими представителями партийно-советской и хозяйственной номенклатуры, которые не смогли удержать их в своих руках и уступили в начале нулевых организованной преступности, поднявшейся в эпоху первичного накопления капитала, сомкнувшейся со средним звеном силовых структур и создавшую мощнейший конгломерат, который вначале «подвинул» бывших аппаратчиков, а затем захватил их собственность. Криминал девяностых годов приватизировал страну и управляет ею в своих интересах. Управление основано на тех же самых методах, которыми они наращивали свой потенциал в девяностые, захватывали власть и собственность в нулевые. И в этом смысле авторы упомянутого канала совершенно правы.

Однако с конкретикой возникает ряд сложностей. И, в частности, есть эпизоды, озвученные на этом канале, с которыми я знаком, что называется, в подробностях. И занимался ими в силу ряда причин. Вот об одном таком эпизоде я бы и хотел поговорить.

Вначале текст самого канала:

«...31 октября 2015 года авиалайнер Airbus A321-231 российской авиакомпании "Когалымавиа", выполнявший чартерный рейс Шарм-эш-Шейх - Санкт-Петербург, через 23 минуты после взлёта исчез с радаров. Причиной крушения стал взрыв самодельного взрывного устройства, расположенного в хвостовой части самолёта. Все находящиеся на борту 224 человека погибли. Ответственность за теракт взяло на себя египетское подразделение ИГИЛ.

Мы знаем и утверждаем, что этот теракт стал результатом спецоперации, разработку, планирование и контроль за выполнением которой осуществляло высшее военно-политическое руководство России. В этом случае Владимир Путин ЛИЧНО принимал участие в обсуждении и разработке, вносил коррективы в планы и непосредственно курировал всю операцию. Взрыв самолёта решал сразу несколько задач. Во-первых, давал возможность начать боевые действия в Сирии, оправдывая это борьбой с терроризмом, причём Россия выступала пострадавшей стороной. Горячая фаза сирийской войны, по плану, представленному Путину начальником Генштаба Герасимовым, была прологом к массовому исходу беженцев из Сирии в Европу, и мы утверждаем, что это было заранее предусмотрено и являлось частью гибридной войны, планы которой начали разрабатываться ещё в первое десятилетие этого века. Это была основная задача, но имелись ещё несколько сопутствующих.

2015 год был первым годом после присоединения Крыма, и туристический сезон в Крыму выглядел полностью провальным. Несмотря на эмоциональный всплеск от территориальных приобретений, граждане России не спешили ехать в Крым, предпочитая курорты Турции и Египта. Взрыв самолёта логично блокировал авиасообщение с Египтом и перенаправлял в будущем часть туристов в Крым. Ещё одна, второстепенная причина, смена повестки в обвинениях о причастности России к сбитому на Донбассом Боингу МН17. Кремлю действительно удалось представить себя стороной, потерпевшей от терроризма, и тем самым на некоторое время удалось вытеснить проблему МН17 из повестки. Итак, Владимир Путин получил от авиакатастрофы неоспоримые плюсы, а что получила ИГИЛ, которая без явных на то причин решила взорвать именно российский самолёт? ИГИЛ получила полный разгром своего псевдогосударства. Интересно получается, вы не находите? Кто поимённо принимал участие в организации теракта: президент Владимир Путин, начальник Генштаба Валерий Герасимов, секретарь Совета безопасности Николай Патрушев, начальник Главного управления Генштаба Игорь Сергун и его подчиненные, среди которых уже известные по покушению на Скрипалей Денис Сергеев (он же Сергей Федотов), "солсберецкий турист" Анатолий Чепига (он же Руслан Боширов) и другие сотрудники ГУ ГШ, имена которых в целях их безопасности мы не назовём. (Некоторые из этих людей готовы дать показания по данному делу.) Мы утверждаем, что Чепига и Сергеев занимались вербовкой террористов в Таджикистане, мы утверждаем, что именно Чепига был тем человеком, через которого давались задания и установки с внедренным в ИГИЛ террористом. Мы утверждаем, что Чепиге ещё на стадии разработки его легенды под личность Боширова в паспорт были внесены данные о том, что он якобы родился в Душанбе. Это нужно было для объяснения причин посещения Таджикистана.

Теперь резюмируем вышесказанное. Мы знаем и утверждаем, что группа сотрудников Главного управления Генштаба РФ (среди которых были Денис Сергеев и Анатолий Чепига) завербовала людей на территории Таджикистана (с позволения руководства Таджикистана, смотреть первую часть) и, использовав их связи в ИГИЛ, организовала террористический акт в вышеупомянутом российском самолёте. Вся операция была разработана офицерами ГУ ГШ ВС РФ по заказу Владимира Путина, Николая Патрушева, Валерия Герасимова и Игоря Сергуна.

Теперь вы знаете, что руководство России несёт ПРЯМУЮ ответственность за террористический акт против собственных граждан...»


1380213497_0-153-3077-1895_600x0_80_0_0_38226127666ddf46a58edb9a58ceb040

Инсайд (а это сообщение претендует именно на эксклюзивность информации) всегда был и остается очень ценным информационным продуктом. Обычно любые события представляют из себя классический «черный ящик», где мы видим информацию на входе, информацию на выходе, а вот что происходит «внутри события», каковы противоречия, причины и поводы у события, какие механизмы привели к возникновению и развитию его — все это приходится реконструировать. Как правило, это и называется конспирологией, хотя у этого определения есть отчетливая отрицательная коннотация, но реконструкция — один из основных видов обработки и анализа информации. В конце концов, любой следователь — это всегда конспиролог.

Вся хитрость в том, что инсайд — это информация достоверная. Что позволяет использовать ее в качестве опоры в любых реконструкциях и событиях. А вот если есть сомнения в ее достоверности, то инсайдом это назвать нельзя и более того — обычно это называют вбросом. У которого есть много разных целей, но главное в том, что это либо полностью, либо частично заведомо недостоверная информация. Которую в принципе нельзя использовать, и которая дискредитирована самой сутью вброса.

Я, занимаясь событиями, которые называют «Арабской весной», естественно, знаком с терактом над Синаем. И более того, уверен, что этот теракт имел очень далекоидущие последствия (которые действуют до сих пор). Я абсолютно уверен в том, что это проектное мероприятие, вот только Путин и вообще все упомянутые в исходном сообщении личности играют в нем совершенно иную роль. И уж точно не в том качестве, в котором они упомянуты.

Уточнюсь — в данном случае я выступаю не адвокатом Путина, его подельников, его режима. Однако двести с лишним человек, которых хладнокровно убили над Синаем с определенной целью, заслуживают того, чтобы хотя бы после смерти их не продолжали использовать. Пусть даже цели такого использования и подаются как благородные.

Поэтому ниже будет объяснение, почему я полагаю приведенную информацию как минимум недостоверной, а как максимум — сознательно искаженной. Полагаю в свете имеющейся у меня совокупности информации. Конечно, если появится другая, меняющая сложившуюся картину — возможно, что поменяется и мое мнение. Но только в том случае, если она будет не противоречить, а дополнять уже имеющуюся картину произошедшего.

Я не стану опровергать или уточнять то, что было опубликовано в телеграм-канале. Я изложу ситуацию «как есть — as is». Будет некоротко, но это не примитивный теракт, это обдуманное и сложное мероприятие, предпринятое с очень большими по размаху целями и задачами, а потому простыми констатациями обойтись не удастся.

Итак, по порядку.

Египет и Арабская весна


Арабская весна стала событием макрорегионального порядка, затронувшая не только регион Ближнего Востока и Северной Африки. Но рассказывать всю ее историю здесь нет ни малейшего резона, я ограничусь контекстом событий вокруг Египта.

Мелкобуржуазный по своей сути протест, который вывел людей на площадь Тахрир, был, безусловно, обречен с самого начала. Неорганизованные массы людей максимум на что способны — это дезорганизовать работу государственной машины (в первую очередь ее силовой составляющей) и хаотизировать госуправление вплоть до его временного паралича или даже коллапса.

В 13 году Голливуд выпустил фильм «Элизиум: рай не на земле». Неплохой киберпанк-постапокалипсис. Примитивненький, но на уровне. Сюжет заключался в том, что существовала плохая и неправильная социальная система, базирующаяся на том, что компьютеризированный мир был сегрегирован на граждан, обладающих доступом ко всем благам цивилизации, и неграждан, жестко стратифицированным по степени допуска к тем или иным жизненно важным благам. Местные революционеры прорвались к главному компьютеру, перезагрузили его и ввели новые данные, сделав всё население гражданами и установив новый справедливый порядок. Сказка для идиотов, но интересно.

Революция в общем виде всегда выглядит именно так: вначале старую систему отключают, перезагружают, затем в нее вводят новые данные (или загружают вообще новую операционную систему). Сама по себе революция — это и есть акт перезагрузки. Вопрос лишь в том, кто будет загружать новые данные. Толпа на улице этих данных не имеет по определению, а значит — либо кто-то воспользуется перезагрузкой системы и вставит в нее свой диск, либо она вернется к исходному коду.

В 11 году произошла перезагрузка, которой попытались воспользоваться египетские военные. Под прикрытием событий на Тахрире они смогли отправить в отставку президента Мубарака, которым были крайне недовольны по причине категорического несогласия с его планом «трансферта» и передачей власти сыну Гамалю. Почему у военных были претензии к Гамалю — вопрос отдельный и в данном случае не имеющий никакого значения.

Однако не только египетские военные попытались воспользоваться возникшей возможностью. В ситуацию вмешался внешний фактор. Это был не легендарный Госдеп, а соседняя братская арабская монархия Катар. И здесь я вынужден сделать некоторое отступление, без которого дальнейшую суть происходящего понять будет либо трудно, либо невозможно.

Арабская весна и газ


Катар — это, весьма специфическое частно-государственно-корпоративно-клановое партнерство, в котором переплелись интересы глобальных корпораций (Экксон Мобил, Тотал и Шелл) и влиятельных местных кланов. В мировых раскладах это партнерство ориентировалось на Лондон и глобалистов, и (соответственно) является антагонистом сил другого глобального лагеря интересов, представленного изоляционистскими силами. У нас их иногда называют «имперцами», политическое прикрытие которых осуществляет республиканская партия США.

Катар (я буду называть это партнерство для краткости именно так) в начале нулевых годов сделал ставку на технологически давно известный, но до того широко не применявшийся способ транспортировки газа в сжиженном состоянии — СПГ. К началу десятых годов Катар вышел на первое место в мире в этом сегменте торговли и фактически определял правила игры на этом новом рынке.

Однако как всегда бывает, конкуренты не спят, и монополии Катара стали угрожать СПГ-программы других стран. В первую очередь австралийская, а также ряда других стран юго-восточного региона Азии. Доходность катарского бизнеса начала падать. Азиатский рынок в силу географических причин и неравномерности распределения газовых ресурсов нуждался именно в поставках СПГ, так как рентабельность трубопроводных проектов по сравнению с ними была существенно меньшей. Однако приход на азиатский рынок целого ряда новых поставщиков делал этот рынок высококонкурентным, что и привело к падению доходности. Катар был вынужден отвечать.

В качестве ответа началась борьба за другой привлекательный и практически бездонный рынок — американский. К началу десятых в борьбу за этот рынок начали включаться все новые и новые игроки, что обусловило самую настоящую гонку. К слову сказать, российский зиц-президент Медведев, отдавший Норвегии огромную акваторию спорного Баренцева моря, действовал в рамках этой же логики — на кону стояла разработка Штокмановского месторождения, нацеленного именно на американский рынок. Интересы Газпрома и аффилированных с ним оргпреступных группировок, безусловно, важнее интересов страны и ее будущего. Ну, с точки зрения оргпреступных группировок и их шестерок вроде зиц-президентов.

Катар в рамках ускоренной реализации программы выхода на американский рынок сделал крупнейший в истории заказ супертанкеров огромной серии на южнокорейских верфях (и, кстати, залез при этом в огромные же долги). Все должно было окупиться за счет экспансии на американский рынок, и альянс Катара и Экксон Мобил уже подсчитывал баснословные прибыли. И, как обычно, вмешалось какое-то «но».

В США произошла сланцевая революция. Обычно я использую этот сюжет для того, чтобы продемонстрировать откровенную глупость российских газовых баронов, не сумевших вовремя оценить угрозу сланцевого сектора США. Что совершенно неудивительно — газовые менеджеры России путинского призыва газ видели только на картинках и в детстве, поджигая конфорку. В остальном их познания о газовой отрасли остаются смутными и обрывочными. Но вообще-то говоря, со сланцем промахнулись и очень серьезные профессионалы по всему миру. Их профессионализм сработал только тогда, когда пришло время оценивать перспективы и крах всех предыдущих проектов. Нужно отдать должное профессионалам — они начали фиксировать убытки на три-пять лет раньше дилетантов Газпрома. В данном случае профессионализм все-таки они проявили.

Сланцевая революция закрыла американский рынок для внешних игроков. Поэтому схлопнулся проект Штокмана — в него просто не стали входить внешние инвесторы с их технологиями, так как оценили бесперспективность поставок газа на рынок США. Своих технологий у России нет, а потому проект закрыли. Баренцево море Медведев подарил Норвегии с барского плеча. Забыли и списали, с кем не бывает. Катар тоже встал — азиатский рынок с приходом на него Австралии стал низкомаржинальным, а гигантские долги за построенную инфраструктуру (танкеры и терминалы СПГ) неизбежно банкротили Катар, попавший в долговую петлю.

Оставался только один рынок, куда можно было войти с катарским газом — рынок Европы. Ёмкий и большой, но перенасыщенный и высококонкурентный. И в рамках сложившихся правил и балансов практически безнадежный. Но любая проблема имеет решение. И если в рамках существующих правил решить ее было нельзя, то ее можно было решить, изменив правила и условия игры. На повестку дня встало политическое решение проблемы — война.

Арабская весна позволила запустить военное решение проблемы борьбы за европейский рынок. При этом глобалисты со своей стороны запустили переформатирование правового пространства Европы в вопросах энергетической политики. Еще в середине нулевых экологические партии Европы, получив колоссальные вливания, начали пробивать идею пересмотра энергобаланса Европы (а далее и всего развитого мира) в пользу отказа от грязных технологий. Примерно тогда же начала раскручиваться тема «глобального потепления». В 15-16 годах всё это привело к созданию Парижского соглашения по климату, в рамках которого были созданы новые правила, базировавшиеся на отказе от угольной и атомной генерации на первом этапе и переходу к возобновляемым чистым источникам в перспективе. Эта концепция открывала европейский рынок для газа, который теперь становился ключевым элементом перехода к «чистой энергии». Логика железная — вначале отказываемся от совсем грязных технологий, замещая выпадающие объемы энергоносителей более «чистым» газом, ну а затем — постепенно снижаем долю газа.

Специфика «чистой энергии» в том, что установки по ее производству имеют весьма невысокий коэффициент использования установленной мощности (КИУМ). Сейчас в Германии КИУМ ветроэнергетики еле-еле дотягивает до 20-25%. Что это значит? Когда ветра нет — ветрогенератор ток не вырабатывает, а значит, чтобы устойчиво получать примерно 50% требуемой энергии, нужно построить ветрогенерирующих установок с установленной мощностью процентов в 200 от всей необходимой мощности. То есть, в 4-5 раз больше. Сейчас, кстати, в Германии именно такая ситуация. Формально ветрогенераторы по своей суммарной установленной мощности могут обеспечить около 50% требуемой стране энергии, в реальности они дают примерно в 4 раза меньше. КИУМ низковат, и с этим ничего не поделаешь. Поэтому для перехода к «зеленой энергетике» Германии еще строить и строить «зеленые» энергомощности, несмотря на то, что по цифрам уже все очень даже неплохо.

Необходимость строительства огромного количества энергомощностей «чистой энергии» и дает существенный лаг во времени для поставщиков газа. Это время конечно: примерно к 35 году конкуренция будет уже настолько жесткой, что маржинальность газового рынка подойдет к нулю. Продлить агонию можно будет за счет выбивания с рынка конкурентов силой. Через войну, банкротство или что угодно — но рыночными методами проблема уже будет неразрешима. Поэтому конкурентов начинают выбивать заранее, и Газпром, кстати — первый кандидат на выбывание. Против него сейчас играют все. Газпром — самое слабое звено в европейской энергополитике, и не в последнюю очередь за счет сугубо субъективных факторов — криминального характера и чудовищной некомпетентности руководства самой компании и политического руководства России.

При чем тут теракт над Синаем и глобальные энергорынки? Немного потерпим — мы уже близко.

СПГ — это тот же самый природный газ метан. Ничего другого там нет. СПГ — это способ транспортировки газа. И только. Трубопроводный газ и газ сжиженный — это две технологии доставки газа от месторождения до потребителя. СПГ возят в танкерах по морю. А раз так — то ключевым фактором безопасности перевозок и контроля за «своим» газом и газом конкурентов становятся морские проливы.

Есть шесть основных морских проливов, которые контролируют большую часть всей мировой торговли чем угодно. Газом в том числе. Моллакский, Ормузский, Баб-эн-Мандебский, Суэцкий канал , Гибралтар и Панамский канал. Каждый из них важен и ценен по-своему, суммарно на них опирается практически вся мировая торговля, а значит — контроль над любым из них становится вопросом мирового значения. Ормуз, Баб-эн-Мандеб и Суэц представляют единую систему проливов при транспортировке грузов из региона Ближнего Востока в Европу. Они же — ключ к китайскому Великому шелковому пути 2.0.

Мы, собственно, уже подобрались к сути проблемы.

Египет и Катар


Египетская революция дала шанс Катару «вставить свой загрузочный диск» в момент перезагрузки системы. Египет — это Суэцкий канал. Одна из трех ключевых точек, через которую проходят транспортные корабли в направлении Европы. Контроль над Суэцким каналом позволяет создать преференции для своих судов и некоторые сложности в случае необходимости — для конкурирующих. Право силы всегда сильнее права юридического. Юридическое можно переписать, право силы можно перечеркнуть лишь другой силой. Поэтому СССР, кстати, продвигал социалистические идеи в диких странах, в которых пролетариат либо отсутствовал как явление, либо находился в зачаточном состоянии. Идеи идеями, но дружеские режимы в Сомали и Южном Йемене (плюс советское военное присутствие) позволяли контролировать Баб-эн-Мандебский пролив, создавая патовую ситуацию на Ближнем Востоке и парировать любые угрозы советским интересам в этом макрорегионе.

Катар привел к власти в Египте братьев-мусульман. Глобалисты (а именно они тогда руководили США) обеспечили политическое прикрытие на глобальном уровне. И практически первое, что сделало правительство Мурси — заключило с Катаром инвестиционный контракт на сумму в 12 миллиардов долларов. Контракт касался Суэцкого канала — а чего еще нужно было ожидать?

Глобалисты США и Великобритании использовали Арабскую весну для переформатирования всего региона, решая сразу множество задач. Ключевой задачей была, конечно, не спосорская помощь Катару (он в данном случае был скорее инструментом глобальной политики). Речь шла о том, чтобы подорвать позиции конкурирующей изоляционистской глобальной группировки, которая опиралась в этом важнейшем регионе на Саудовскую Аравию и союзные ей монархические режимы. Я не стану касаться здесь всех линий противостояния, скажу лишь, что их было много, и Египет был лишь одной из подзадач общего проекта действий.

На первом этапе эффект внезапности и удары по всем уязвимым точкам принесли плоды. Ормузский пролив был обезопашен соглашением с Ираном, подходы к Баб-эн-Мандебскому проливу были очищены от пиратов Сомали, в Йемене сложилось равновесие, Судан (естественный союзник Саудовской Аравии) был обескровлен соглашением о разделе страны на Юг и Север с передачей Югу практически всех значимых нефтяных месторождений. Суэцкий канал был взят под прямой контроль Катара. В Ливии было признано ООН правительство братьев-мусульман в Триполи. Ближние и дальние подступы к важнейшей транспортной артерии были существенным образом перебалансированы в плане контроля над ней.

Однако нарушенное равновесие невозможно удержать долго в критической точке. Началось возвратное движение. Изоляционисты-имперцы начали отвечать.

И первым крупным ответом стал военный переворот в Египте. Здесь сложились и внутренние интересы касты военных-фелюлей, отодвинутых от управления и финансовых потоков, и региональные интересы борьбы Саудовской Аравии и Катара, и глобальные интересы двух крупнейших группировок. Первое, что сделали пришедшие к власти египетские генералы — разорвали соглашение с Катаром, полностью обнулили все движение братьев-мусульман и взяли курс на масштабное сближение с Саудовской Аравией.

Начиная с переворота в Египте начался масштабный откат, связанный с ответом глобалистов-изоляционистов. Это еще одна большая тема, но нас интересует Египет.

Естественно, что Катар получил тяжелейший удар. В самый последний момент перед переворотом в Египте в Катаре произошел свой собственный переворот — 25 июня 2013 эмир Хамад бин Халифа аль-Тани отрекся от престола в пользу сына Тамима, за которым стояла шейха Моза (фактически агент влияния Ми-6) и клан Аль-Аттыйя, контролировавший газовую политику Катара и фактически являющиеся представителями трех крупнейших глобальных корпораций-«бенефициаров» (Экксон Мобил, Шелл, Тотал). Но отставка уже ничего не решала. На следующий день в Египте началась финальная стадия госпереворота, которая завершилась через неделю: генерал Сиси 3 июля выступил с заявлением о низложении и аресте президента Мурси.

Египетские военные достаточно быстро — в течение полугода — беспощадно разгромили все легальные структуры братьев-мусульман, загнав их обратно в подполье, откуда они вышли в 11 году. Небольшие радикальные группировки растворились на Синае, ведя террористическую войну очень невысокой интенсивности на самом полуострове. В основном эта война сводилась к нападениям на газовые объекты на севере и засады на дорогах. Общая численность радикальных группировок Синая оценивается в пределах тысячи человек на пике и примерно полтысячи в среднем. В основном это выходцы из местных бедуинских племен, что и позволяет им буквально выживать.

Одна из таких группировок — Ансар Бейт аль-Макдис — и стала фигурантом событий, о которых шла речь в самом начале. Численность группировки — не более 100 человек. Группировка в 15 году заявила о том, что ее члены принесли клятву-байят халифу Исламского государства Аль-Багдади, однако частью ИГИЛ она не стала, пребывая в статусе аффилированной. Катар оказывал помощь через гуманитарные фонды и палестинский сектор Газа племенным структурам Синая, где часть этой помощи в той или иной форме уходила на содержание радикальных вооруженных групп. Так что в определенном смысле Ансар Бейт аль-Макдис можно считать прокси-структурой Катара, хотя неопровержимой прямой связи между ними нет.

Примерно к середине 14-началу 15 года режим генерала Сиси решил все внутренние проблемы и окончательно стало понятно, что последствия революции 11 года преодолены. Положение Египта, безусловно, было существенно более плохим, чем даже перед революцией, но социальная температура была уже сбита, протесты перестали носить политический характер, перейдя исключительно в социальную и экономическую плоскость. Этот раунд Катар проиграл вчистую.

Однако на кону продолжает стоять всё та же проблема: борьба за европейский рынок. Катар блокируется с Ираном и Турцией, как политически, так и экономически. Турция и Иран фактически гарантировали Катару безопасность от военного вмешательства Саудовской Аравии, Катар предоставил этому триумвирату свои финансовые и политические возможности, налаженные связи с глобальными игроками.

К 15 году Катар снова начинает решать египетскую проблему. К тому моменту стало очевидно, что генералитет держит обстановку крепко, и расчет на расшатывание ситуации с последующим новым раундом революционных событий возможен только в одном сценарии — резком и существенном ухудшении экономической обстановки в Египте с последующим социальным недовольством, переходящим в новые революционные события.

(В скобках отмечу, что расчет оказался неверным — Катар не сумел оценить степень и уровень сброса социальной температуры в Египте. Идея была разумной и рациональной, но совершенно недостаточной. Генералы сбили революционный накал настолько, что поднять градус социального недовольства в Египте теперь практически невозможно. Лет через 10-15, когда накопятся новые противоречия и усугубятся старые — возможно. Но не теперь)

Проект Катара на расшатывание обстановки в Египте и выход на новую революцию выглядел тем не менее в 15 году вполне здраво. Египетская экономика была буквально руинирована и только три отрасли функционировали относительно беспроблемно и бесперебойно: экспорт газа, Суэцкий канал и туристическая отрасль. Наиболее перспективной для атаки выглядела туристическая отрасль — помимо того, что она приносила в казну ощутимый доход, в ней было занято большое число людей, не задействованных в событиях 11 года. Удар по туризму лишал этих людей работы и превращал их в новое топливо для нового революционного костра.

Теракт


Здесь мы и подходим к сути дела. Гарантировано закрыть любой туристический маршрут можно через обвал системы безопасности на нем. Удар по пассажирскому самолету (а курорты Египта — это фактически автономная территория с сообщением с внешним миром в основном через авиаперелеты) создавал такую угрозу. Оставалось понять, чьи граждане должны будут стать жертвой.

Туротрасль Египта зависит от туристов из Европы (в значительной мере из Германии) и из России. При этом российские туристы довольно наплевательски относятся к угрозам, а волшебная фраза «олл инклюзив» закрывает все возможные опасения наглухо. Поэтому теракт против европейского лайнера мог не повлиять на российский сектор, а вот удар по российскому лайнеру с гарантией повторения столько раз, сколько потребуется, закрывал египетский маршрут для всех. Ну, и европейцы — это все-таки белые люди, первый сорт. Зачем создавать проблемы там, где можно их минимизировать. В этом смысле российский самолет (любой компании) был выбран хладнокровно с полным пониманием и расчетом. То, что не повезло конкретно рейсу «Когалымавиа» - случайность. То, что удар был неизбежен — это система.

После того, как теракт состоялся, ЦРУ (а это структура, прочно взятая под контроль глобалистами-демократами, и таковой она, кстати, оставалась даже при Трампе) немедленно заявило именно о теракте. Буквально сразу группировка Ансар Бейт аль-Макдис взяла на себя ответственность, а ИГИЛ после некоторой паузы подтвердил, что именно его структура совершила эту атаку. При этом заявление ИГИЛ было выдержано в двусмысленной форме, дававшей понять, что вообще-то говоря, это местная самодеятельность, но Исламское государство готово признать этот акт войны своим. В определенной мере прослеживаются аналогии с терактом 911, где Бен Ладен тоже какое-то время держал паузу, по всей видимости, согласовывая с реальными организаторами теракта свою роль и, конечно, торгуясь за условия признания.

Сама операция была проведена на достаточно высоком уровне (сомнительно, что бедуины из Ансар Бейт аль-Макдис могли организовать и сопроводить весь теракт от начала и до конца, особенно учитывая их полную блёклость в ходе других террористических актов и операций на полуострове. Точно так же в теракте 911 возникают глубочайшие сомнения в способности организовать столь сложную операцию заштатной мелкой террористической группировки Бен Ладена, вершина «творчества» которой до этого было: подогнать грузовик с взрывчаткой к казармам и взорвать его). Результат был получен — туристическое сообщение с Египтом было наглухо перекрыто. Туротрасль Египта фактически сколлапсировала. Другой вопрос (я выше уже об этом написал), что крах туротрасли не привел к тому результату, для которого всё и было проведено, но это уже просчет стратегического порядка, не имеющий отношения к самому теракту.

То, что Катар имел прямое отношение к произошедшему, думаю, стало известно буквально сразу. Более того — я вообще полагаю, что Катар в такой ситуации был просто обязан непублично объясниться с европейцами, американцами и, конечно, Кремлем. Объяснение, очевидно, должно было носить предельно понятный характер: извините, парни, но у нас тут своя война. Ничего личного, так сложилось. Все неприятности и ущерб мы, безусловно, компенсируем.

И, кстати, по поводу компенсаций. Вначале в 2016 году катарский фонд прямых инвестиций (а Катар не растранжиривает свои газовые доходы, а вкладывает их в солидные ценные бумаги по всему миру, справедливо полагая, что когда газовое изобилие подойдет к концу, нужно иметь какой-то иной источник дохода, сопоставимый с газовыми. Фонд прямых инвестиций Катара находится под жесточайшим контролем клановой группы, руководит которой мать нынешнего эмира и жена эмира предыдущего шейха Моза бинт Насер аль-Миснед), в общем этот фонд внезапно выложил весьма круглую сумму за акции «Роснефти» в консорциуме с трейдерской группой Гленкор, принадлежащей одному известному другу российского президента. Затем этот же катарский фонд буквально спас еще одну сделку Роснефти по продаже ее акций, когда покупатель — китайская группа CEFC была буквально разгромлена китайским правительством. Это отдельная история, связанная с ожесточенной борьбой уже внутри китайской элиты, ориентированной на две глобальные мировые группировки. Покупатель CEFC и ее руководитель 44-летний выходец из комсомольской китайской элиты Е Цзяньмин пали жертвой этой борьбы. Проблема в том, что Роснефти дозарезу требовались деньги, так как блестящее управление этим народным достоянием поставило его буквально на грань выживания. Вначале Роснефть продавала будущую нефть на годы вперед, затем пришлось продавать уже собственно компанию.

В общем, Катар и здесь подставил плечо в сделке, которая для него в целом никакого интереса не представляла.

Я полагаю, что таким образом была выплачена компенсация за некоторые неудобства, которые Катар причинил российскому руководству, великодушно закрывшему глаза на убийство двух с лишним сотен собственных граждан. Причем в таком случае компенсацию за неудобство получили не родственники жертв, а друзья президента. Торговать своими гражданами нужно с прибылью. Когда они умирают бесплатно — это непорядок. А вот за деньги — это же совсем другое дело.

79496_1000

Доверие


В любом событии всегда важен контекст. Важны обстоятельства, в которых это событие происходит. Хладнокровное убийство нескольких сотен человек в небе над Синаем было обусловлено целым рядом факторов, сошедшихся в одной точке, когда их смерть стала буквально неизбежной.

Возвращаясь к самому началу. Инсайд — это солидно. «У нас есть сведения», - это всегда звучит веско. Проблема в том, что если инсайд основан на лозунге «Верьте мне», возникает проблема. Проблема доверия. Инсайд предполагает 100-процентную достоверность. Но он же обладает и серьезным недостатком. Если появляется сомнение хотя бы в одном «инсайде», неизбежно все остальные инсайды попадают под проблему доверия к ним.

И у меня, как человека, который историю и ситуацию с терактом над Синаем изучал достаточно подробно (оговорюсь сразу — как раз с инсайдами у меня никак. То есть очень плохо. Зато очень хорошо с пониманием контекста, причин и противоречий, которые окружают эту катастрофу), так вот — именно эту информацию о «заказе» теракта лично нашим президентом и участии российских спецслужб в уничтожении самолета «Когалымавиа» я полагаю либо недостоверной, либо сознательно ошибочной. Это вообще никак не меняет и не может изменить моего отношения ни к Путину, ни к его режиму — это криминальный фашизм, убивающий страну, людей, будущее.

Я не стану подробно расписывать, что в информации канала выглядит странно. Скажу сразу — всё. В ней нет ни логики, она не вписывается в огромное количество сопутствующих теракту обстоятельств ни по месту, ни по времени. Конечно, имея дело с полными неадекватами из Кремля, говорить о логике непросто. Однако повторюсь — вся приведенная информация вообще не вписывается ни во что. Поэтому лозунг: «Верьте мне» в такой ситуации работает плохо.

Здесь вопрос, к Путину и его режиму никакого отношения не имеющий. Это вопрос доверия к самому телеграм-каналу и публикуемой им информации (пусть даже интересной и важной). Возникает необходимость либо конкретизировать и раскрыть детали, которые позволили бы однозначно утверждать, что приведенная в канале информация достоверна, либо придется ставить «галочку» и отмечать ВСЮ информацию этого канала как «не подтверждено».
Tags: Египет, Катар, Россия
Subscribe

  • Тишину любят деньги

    Лукашенко и Путин общались более шести часов, причем никаких публичных заявлений сделано не было. По всей видимости, непубличность общения связана с…

  • Потеря улицы

    Тихановская заявила, что белорусская оппозиция «потеряла улицу». У нее нет адекватных решений против насилия и террора, которые осуществляет режим.…

  • Отчетная поездка

    22 февраля должна состояться встреча Лукашенко и Путина. Список тем, которые могут обсуждать они, скукожился до двух возможных пунктов - либо что-то…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments

  • Тишину любят деньги

    Лукашенко и Путин общались более шести часов, причем никаких публичных заявлений сделано не было. По всей видимости, непубличность общения связана с…

  • Потеря улицы

    Тихановская заявила, что белорусская оппозиция «потеряла улицу». У нее нет адекватных решений против насилия и террора, которые осуществляет режим.…

  • Отчетная поездка

    22 февраля должна состояться встреча Лукашенко и Путина. Список тем, которые могут обсуждать они, скукожился до двух возможных пунктов - либо что-то…