el_murid (el_murid) wrote,
el_murid
el_murid

Category:

И нефть, и газ

Скоро состоится встреча ОПЕК+, хотя уже есть ряд факторов, которые могут существенно снизить эффективность любых решений, которые будут приняты на ней.

Во-первых, крупнейший член ОПЕК Саудовская Аравия сообщила, что намерена отказаться от добровольного дополнительного ограничения добычи сверх оговоренных объемов, и которые составляют примерно миллион баррелей в сутки. Это самоограничение саудиты наложили на себя с целью поддержки Ирака, для которого снижение добычи до оговоренных размеров может стать неподъемным. С 1 июля Саудовская Аравия будет добывать свою "положенную" квоту, на рынке появится дополнительный миллион баррелей.

Во-вторых, поражение Хафтара уже привело к тому, что крупнейшее месторождение Ливии на западе страны начинает работать в штатном режиме, а всего Ливия сможет выдавать на рынок уже порядка миллиона баррелей нефти. Это не три миллиона при Каддафи, но и обстановка на нефтяном рынке сегодня совершенно иная.

В-третьих, это, конечно, сланцевая добыча в США. Тот, кто верит в неизбежность ее краха, либо просто не понимает, как это устроено (и, кстати, почему пока только США могут позволить себе эту деятельность), либо являются ведущими и зрителями помойных пропагандистских шоу, живущих в своей отдельно-цивилизационной реальности.

Есть и в-четвертых, и в-пятых, но суть в том, что скоропалительно и "на коленке" заключенное соглашение ОПЕК+ во второй версии трещит по швам, и сверх принятых на нем объемов уже с июля на рынке появится от 4 до 5 миллионов баррелей нефти. Вроде немного, но это те самые соломинки, которые для верблюда могут оказаться как минимум предпоследними. Никто из производителей не вытягивает одновременно и некомфортную цену, и падение объемов. Более логично сосредоточиться на негативе от чего-то одного, чем в комплексе.

На "газовом фронте" ситуация не лучше. Для Газпрома так точно. За три последних года он уверенно и неотвратимо теряет рынок Европы. За первые четыре месяца 2018 года его доля составляла 45%, в 2019 году упала до 40%, в этом году - уже 35%. Газпром утверждает, что происходящее связано с конкуренцией со стороны сжиженного газа, что в целом правда - поставки СПГ выросли почти на 10% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Однако даже в этой обстановке Газпром снижает показатели сильнее всех прочих поставщиков - та же Норвегия потеряла лишь 12 процентов рынка по сравнению с 20 процентами Газпрома. Большой шкаф падает громче.

Газовый рынок Европы переходит от долгосрочных контрактов к рыночным биржевым текущим. Что в условиях переизбытка предложения газа выглядит разумным. Ранее трубопроводный газ (в логистику которого входят и подземные хранилища) обладал несомненным преимуществом - механизмом сглаживания пиков потребления за счет этих самых хранилищ. Теперь пики сглаживаются избытком предложения газа на рынке, а потому проще покупать его по спотовым контрактам. Долгосрочные контракты начинают занимать подчиненное положение, создается новый механизм ценообразования, а вот в этом компоненте позиции Газпрома крайне слабы. И не потому, что технически он не готов - не готово управление и менеджмент. Впрочем, Газпром - это не бизнес по продаже газа, это бизнес по обогащению друзей Путина, поэтому подходить к нему с точки зрения сугубо отраслевой неверно. Это криминальная делянка перераспределения ресурсов в нужные карманы. Согласимся, что к бизнесу в привычном понимании это не имеет никакого отношения - это сюжет гангстерского триллера, но точно не бизнес.


Tags: Европа, Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments