el_murid (el_murid) wrote,
el_murid
el_murid

Categories:

Стандарты и нюансы (1)

Буквально на днях Алексей Кудрин сообщил (цитата): "...Деньги на нацпроекты в первые полгода не были полностью разблокированы: провели не все подготовительные мероприятия. Остались заблокированы по цифровой экономике - 37%..."

Немногим ранее прозвучало заявление председателя Госдумы Володина: "...Председатель Госдумы Вячеслав Володин на пленарном заседании во вторник, 28 мая, оценил темпы реализации национального проекта «Цифровая экономика», как слишком низкие. «Промежуточные результаты не радуют. Из 20 законопроектов, которые должны были быть внесены правительством в прошлом году и они в приоритете, на сегодня был принят лишь единственный закон, а 19 не приняты..."

cripto

Однако на самом деле это, возможно, позитивные новости. Просто потому, что "забота" государства создает существенно больше проблем, чем решений. Если власть берётся за дело всерьёз, то на выходе гораздо более вероятно получить "пакет Яровой" или беспощадные ковровые бомбардировки интернета в безуспешной попытке заблокировать работу "Телеграм". И наоборот - там, где наше государство "отпускает вожжи", там по большей мере и происходят прорывы или по крайней мере вполне динамичное и устойчивое развитие.

Словосочетание "цифровая экономика" употребляется сейчас довольно часто. Иногда к месту, иногда не очень. В реальности это довольно простая и понятная вещь.

Самый ценный человеческий ресурс - время. Потому что мы смертны. Мы живем в среднем всего 30 тысяч суток, и каждый день - величайшая ценность. И не только день, а и более дробные его части - часы и минуты. Конечно же, дело каждого человека, как именно он распоряжается свей жизнью и своим временем, но чем больше у него есть возможность "маневрировать" им, тем более полноценную жизнь в конечном итоге можно прожить.

Однако временной ресурс имеет и вполне экономическое значение. Если вам нужно посетить поликлинику, то необходимо записаться ("взять талон") к врачу-специалисту. Процедура известна - с утра очередь в регистратуру, затем - прием у врача. Если, конечно, удастся взять заветный талон. Один человеко-час, потраченный на эту вполне обыденную процедуру, в масштабах страны и экономики оборачивается в миллионы человеко-часов. И каждый из них имеет свою цену. Взять билет на поезд, вызвать такси, купить необходимую вещь, потратив время на поездки по магазинам... Все эти обыденные процедуры сопровождаются непроизводительной потерей огромного времени - как для одного человека, так и в масштабах страны.

Собственно, цифровая экономика - это та же самая экономика, что и раньше, но в которой информационное пространство организовано принципиально иначе. Причем настолько иначе, что позволяет уже на качественнм уровне изменить весь процесс совершения обычных и обыденных процедур, транзакций и процессов. И качественное изменение связано в первую очередь в высвобождении внушительного ресурса времени.

Зайдя на соответствующий портал, можно в течение буквально нескольких минут записаться на прием к специалисту, подать документы для регистации того или иного юридически значимого документа, купить билет на поезд или вызвать такси. Оплатить любой счет или услугу, найти и заказать необходимый товар. То, что сегодня уже вполне привычно и обыденно.

Логика подводит к ряду решений, главное из которых заключается в качественно ином статусе конкретного человека - он должен получить идентификацию в этой новой информационной среде. Идентификацию уникальную, позволяющую ему пользоваться всем спектром услуг такой информацонной среды. Идентификация делает конкретного человека необычайно открытым, а значит - требуется принципиально новая система гарантий и балансов, позволяющим пользователю информационных технологий сохранять свои права на тайну личности. Здесь же возникает и проблема государственной безопасности, так как люди-носители госудаственной тайны внезапно становятся доступными для враждебного проникновения, причем далеко не всегда можно оценить степень риска, который обнаруживается зачастую уже "после того". Вполне хрестоматийный пример, когда сотрудники одной из спецслужб получили свои "зарплатные карты" в банке с иностранным участием, а значит - совладельцы-иностранцы получили доступ к личным документам всех сотрудников спецслужбы, которые необходимы в соответствии с налоговым законодательством для выдачи таких банковских карт.

Уже неоднократно возникали утечки баз данных телефонных номеров, банковских счетов и иных и прочих. Есть соответствующий криминальный бизнес, позволяющий перехватывать массивы информации, которую можно использовать во вред с любыми, вполне преступными, целями.

Иначе говоря - ребром встаёт вопрос выстраивания балансов, в которых вопрос безопасности, охраны тайны личности и обеспечения государственных интересов будут приведены в соответствие с интересами бизнеса, активно развивающего и эксплуатирующего информационное пространство новой экономики.

И вот здесь возникает сугубо российская (хотя частично и общемировая) проблема перекоса балансов не в пользу конкретного человека. Государство, бизнес и потребитель видят проблему по-разному, а иногда и настолько по-разному, что совместить интересы попросту невозможно.

Вторая проблема заключается в том, что информационная безопасность, как и любая другая, базируется на стандартах. Они бывают двух видов - свои и чужие. Борьба стандартов вечна, так как они дают преимущество (зачастую решающее) в конкурентной борьбе. Блок НАТО принял в 53 году единый стандарт для патронов к стрелковому оружию - американский патрон 7,62х51. И американский ВПК получил монопольное преимущество перед европейцами. Победитель вообще всегда навязывает свои стандарты побежденным, тем самым окупая затраты на победу, вынуждая побежденных платить за свое поражение.

Пока ты борешься за свои собственные производственные и технологические стандарты - ты не признал себя побежденным, даже если на поле боя ты в конечном итоге проиграл.

Парадокс России в том, что у нас пока еще сохраняются свои собственные, отечественные, стандарты информационной безопасности, оставшиеся как наследство прежних времен. И это при том, что большинство стран мира своих собственных стандартов не имеют в принципе, а вынуждены пользоваться чужими. Соответственно, их информационная безопасность, что называется, "под колпаком" у кого-то другого. Объяснение этому предельно простое - в нашей стране чиновники, занимающиеся узкоспециализированными вопросами, будучи вопиюще невежественными в профессиональном плане (лояльность начальству ценится выше профессионализма), попросту не понимают, как это работает, а потому не могут его сломать. Пока не могут.

Чем важны свои национальные стандарты? Тем, что они свои. Вы можете их развивать, модифицировать, приспосабливать под свои нужды. Но главное - вы сохраняете контроль над тем сектором и той отраслью экономики, где они действуют.

В том и заключается неопределенность с нацпроектом "Цифровая экономика" - непонятно, будем ли мы развивать свои собственные стандарты и защищать их на своей территории, или откажемся от них и начнем внедрять чужие. В этом смысле, возможно, даже хорошо, что нацпроект пока находится на стадии "ни рыба, ни мясо" - вполне возможен вариант, что под его вывеской правительство зачистит одну из последних отраслей, где у нас пока еще есть перспективы, шансы и местами даже впечатляющие результаты. А то, что такое возможно - факт. Именно так убили, к примеру, отечественный авиапром, постепенно, но весьма последовательно внедрив у нас "их" стандарты авиационной безопасности. И произошло это, кстати, довольно быстро - во времена президентства Медведева, когда тот вдруг обеспокоился авиационной безопасностью и в сентябре 11 года повелел в кратчайшие сроки перейти на "международные стандарты" безопасности".  Стало ли безопаснее - вопрос риторический, но стандарты, а с ними и авиапром, мы потеряли однозначно.

(продолжение следует)



Tags: Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments