el_murid (el_murid) wrote,
el_murid
el_murid

Category:

Трудное лечение

В четверг украинский миллиардер Коломойский сделал весьма примечательное заявление о том, что на территории Украины идет гражданская война. Министр обороны Полторак "удивился" словам Коломойского, что вполне понятно: официальная версия происходящего на Донбассе - агрессия России, и тогда Полторак - защитник отечества. В ситуации гражданской войны он - военный преступник без срока давности. Как и его руководство, а также подчиненные. Тут волей-неволей нужно как-то реагировать.

255

Коломойский, безусловно, сделал ряд оговорок, где в целом вполне обоснованно признал Россию стороной конфликта в связи с тем, что Кремль поддерживает одну из его сторон, но прав он, вне всяких сомнений, в главном - в основе всего лежит именно гражданский конфликт, ставший гражданской войной.

На Украине на определение событий как гражданской войны лежит табу. Эта тема вызывает немедленную и крайне болезненную реакцию, однако любая болезнь (а украинское общество тяжело больно взаимной ненавистью) может лечиться только после того, как больной сам признает себя больным. И даже если не вдаваться в мотивы, по которым Коломойский сделал свое заявление, сам факт начала разговора внутри самой Украины о причинах катастрофы выглядит более чем отрадным. Без анализа причин, без общественного согласия по ним невозможно пытаться их преодолеть. Невозможно добиться примирения, а можно лишь множить ненависть и гибель людей.

Я общаюсь с многими украинцами, включая и тех, кто стоял на Майдане, воевал на Донбассе - могу точно сказать, что в значительной мере они, конечно, напрочь отрицают внутреннюю подоплеку конфликта, сводя его к "пришел Стрелков-Гиркин и начал убивать украинцев".

Проблема в том, что всегда нужно понимать мотивацию противоположной стороны. Тогда можно будет выстраивать свои собственные мотивы. Примитивная постановка вопроса про 50 русских террористов, которые запустили пятилетнюю войну, не дает возможности правильно ответить на вопрос о причинах конфликта и причинах прихода того же Стрелкова именно в 14 году. А не в 2004, к примеру, когда тоже был Майдан.

2014 год принципиально отличался от 2004 тем, что крупная украинская буржуазия, которая, конечно же, стояла за мелкобуржуазным и стихийным Майданом (как в 2004, так и в 2014 годах), в 13-14 годах была вынуждена вводить в уравнение радикальные националистические группировки, иначе расшатать устойчивость режима Януковича, да еще в короткий период времени, было практически невозможно. Спущенные с поводка ультра в условиях распадающейся власти сыграли роль центров кристаллизации в перенасыщенном растворе. Произошел процесс индукции, в ходе которого маргинальные и представляющие исчезающе малую угрозу ультранационалистические группировки резко выросли в численности, и из 500 человек на всю Украину превратились в 10-12 тысяч к весне 14 года, а затем под их знамена встали до 40-50 тысяч человек. И крайне слабая новая власть не нашла ничего лучше, как найти этим людям применение, попытавшись инициировать внутренний конфликт, в котором эта неподконтрольная и угрожающая ей самой сила должна была сгореть.

Если бы гражданской войны на Донбассе не было, ее нужно было придумать и создать - объективная логика момента просто-таки требовала от новых властей Украины войны, в которой они могли сжечь этот горючий материал. Ничего, кстати, нового - постреволюционный Иран точно так же сжег революционную молодежь в ирано-иракской войне, применяя варварские "людские волны", Пакистан сбрасывал в афганский конфликт свою горючий материал, и миллион афганцев, погибших в войне 1979-1988 годов, на самом деле в немалом своем большинстве был на самом деле пакистанской молодежью, которую курировавшая войну в соседнем государства межведомственная разведка ISI попросту гнала на убой на соседнюю территорию. В прошлом происходили точно такие же по своему содержанию процессы: крестовые походы стали необходимы, когда Европу захлестнула волна чудовищного насилия, творившегося безземельным рыцарством (принцип майората отдавал родовые замки и феоды лишь старшим сыновьям, остальные были вынуждены вести бродячую жизнь, сбиваться в банды и грабить окружающие территории). В итоге осатаневшие от рыцарского беспредела короли отправили их умирать на Ближний Восток. Ничего нового украинские олигархи не изобрели: нужно было куда-то деть свой одноразовый инструмент, которому в мирной жизни применения нет и быть не могло.

Понятно, что озвучить реальную подоплеку событий постмайданная власть не может в принципе. Но о ней могут начать говорить люди, не связанные с событиями 14 года. Зеленский, как новый президент, не имеет отношения к событиям 14 года, а потому для завершения конфликта будет обязан отказаться от официальной версии тех событий. Коломойский, кстати, несет свою часть ответственности, но своим заявлением о гражданской войне фактически подталкивает Зеленского определиться: продолжать отстаивать предыдущую версию произошедшего или озвучить более объективную и правдивую. И в этом плане для Коломойского такое заявление требует определенной личной смелости.

Так или иначе, но Украина должна начать переосмысливать произошедшее. Это нужно ей самой в первую очередь. История про внешнюю агрессию, конечно, тоже станет составной частью, нелепо отрицать вторжение российской армии на Донбасс в августе 14 года, как бы Путин не лгал на тему "нас там нет", но никакого вторжения без наличия на этой территории именно гражданской войны быть не могло. Интервенция всегда сопровождает гражданские войны, но не она является их причиной.

Tags: Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments