?

Log in

No account? Create an account
Эль Мюрид
Мотив 
13-янв-2019 02:17 pm
Любое преступление совершается под воздействием трех основных факторов - мотив, цель, средства (возможности). Готовящееся государственное преступление - сдача российской территории Японии правящим режимом - тоже должно иметь все три составляющих. Мотив преступления, будучи субъективным фактором, всегда вызывает определенные сложности и двузначные толкования. Тем не менее, в случае с подготовкой к сдаче Курил он тоже есть.

После фукусимской катастрофы 11 года Япония была вынуждена резко сокращать производство электроэнергии, вырабатываемой атомными станциями: если до 11 года АЭС Японии вырабатывали 30% всей электроэнергии, то в 2017 году эта доля упала до 3%. Соответственно, резко выросло потребление других энергоносителей и в первую очередь сжиженного природного газа, так как островное положение Японии плюс дефицит собственных энергоресурсов оставил ей мало возможностей для маневра. Япония была вынуждена наращивать импорт энергоносителей, причем основной упор был сделан на поставки СПГ, а не нефти. Любопытно, что доля нефти в японской импорте даже после Фукусимы продолжает сокращаться (приведенные данные взяты с ресурса http://www.cdu.ru/upload/iblock/90d/Primer_TEK_strany.pdf):

Снимок экрана 2019-01-13 в 13.08.53

Снимок экрана 2019-01-13 в 13.00.28


Япония в силу своего островного положения и непростой геологической обстановки импортирует газ в виде СПГ, обладая при этом обширной сетью регазификационных терминалов, крупнейшей в мире: всего на ее территории функционирует 34 терминала суммарной мощностью 275 млрд кубометров в год, из них 11 имеют мощность, превышающую 19 млн тонн в год. Собственная добыча в Японии незначительна и составляет порядка 4 млрд кубометров в год. При этом не только объемы, но и ежегодный прирост потребления газа японской экономикой довольно велик. По сравнению с последним годом до фукусимской катастрофы он вырос на 20%, что для такой огромной экономики, как японская, величина беспрецедентная:

Снимок экрана 2019-01-13 в 13.06.25

Рынок поставок СПГ в Японию уже сформирован, основные поставщики сжиженного газа в Японию - Австралия, Катар, Малайзия. Россия занимает долю чуть менее 10%, и увеличить ее не в состоянии, так как не обладает избытком сжиженного газа, позволяющего сбивать цену на японском рынке, и не имеет политических инструментов, позволяющих мотивировать Японию на расширение своего присутствия на рынке.

Снимок экрана 2019-01-13 в 13.00.41

Тем не менее, японский рынок газа входит в пятерку крупнейших газовых рынков мира (Европа, США, Китай, Россия, Япония). Два рынка из пяти (Россия, США) закрыты в силу собственной добычи газа. Основная борьба между производителями газа ведется за три оставшихся рынка.

Россия проиграла борьбу за рынок Китая, даже не вступая в нее по-серьезному: Китай по целому ряду причин рассматривает российский газ скорее как инструмент шантажа других поставщиков, а также как политический фактор давления на США. Борьба за газовый рынок Европы - крупнейший из оставшихся - Россия ведет с возрастающим трудом, она уже вынуждена вести два горячих военных конфликта на Украине и в Сирии, ее проекты обхода Украины и полного прекращения транзита через Украину потерпели крах, теперь борьба идет за минимизацию объемов газа, которые будут прокачиваться по украинской территории и удержание объемов по новым маршрутам - северному и турецкому.

Логика объективно подталкивает российское руководство к борьбе за японский рынок, точнее, за его передел. Если в Европе Газпром защищает уже сложившийся баланс и свою долю на рынке, то на японском направлении задача выглядит еще сложнее - Кремль должен сломать существующий баланс и нарастить свою долю.

Путей для решения этой задачи два: создание дополнительных мощностей производства СПГ и ценовая война с другими производителями, а также создание политических инструментов, с помощью которых Япония будет вынуждена согласиться на увеличение российской доли. Есть и третий путь - непрямой: прокладка газовой трубы с территории России и создание энергомоста для передачи избыточных объемов электроэнергии. Энергомост, кстати, вполне актуален - в силу того, что путинский режим уничтожает российскую промышленность, в России возникла ситуация избытка мощностей генерации. Энергию девать некуда, говоря иначе.

information_items_1770

Если взглянуть на события последних лет, можно увидеть, что Кремль довольно лихорадочно решает все эти задачи - строятся ожижающие терминалы, растет доля СПГ в производстве газа. Газпром и здесь совершил крупный стратегический просчет, включившись в "гонку СПГ" очень поздно. Это неудивительно - профессионализм топ-менеджеров Газпрома находится на критически низком уровне, поэтому они проваливают все без исключения стратегические решения, реагируя на происходящее не в опережающем режиме, а с глубоким опозданием.

Соответственно, возникает безотлагательная задача по подкреплению позиций Газпрома (и других производителей газа) политическими инструментами. Здесь-то и возникает мотив передачи островов Японии.

Еще в 2016 году Алексей Топалов в "Газете.Ру" писал о том, что проект расширения присутствия России на энергетическом рынке Японии неизбежно приведет к формуле: "Газ в обмен на Курилы". Решение курильской проблемы - это и есть тот самый политический инструмент, который позволит "продавить" увеличение доли России на японском газовом и энергетическом рынках. При этом решение проблемы возможно через прокладку магистрального газопровода и строительство энергомоста по передаче электроэнергии на японскую территорию.

Однако вопрос передачи Курил (причем не двух, а всех четырех островов) в такой формуле становится базовым.

Здесь и кроется ответ - почему Кремль вынужден именно сейчас готовить государственное преступление и идти на него в ближайшее время. Кремль проиграл войну за европейский газовый рынок: у США есть гораздо более серьезные политические инструменты, позволяющие им с 2020-2022 годов начать сокращать долю российского присутствия на европейском рынке. Кремль с треском проиграл войну в Сирии, не решив ключевую задачу - принуждения Турции к строительству трех транзитных ниток общей мощностью в 47 млрд кубометров, вынужденно ограничившись всего 15 млрд кубометров. Кремль очевидно проиграл войну на Украине, так как не сумел закрыть транзит через ее территорию. Наконец, ситуация с Северным потоком-2 выглядит крайне неустойчивой - даже его строительство не означает, что эксплуатация СП-2 приведет к желаемой его загрузке. Всё это позволяет предполагать, что сокращение экспорта газа в Европу начнется в 20-22 годах и составит не менее 20-25% от сегодняшнего. Для кремлевского режима, сделавшего ставку на продажу сырья, такое сокращение станет катастрофой - у высвобождающихся объемов газа просто нет сбыта - отечественная промышленность уничтожена, внешние рынки последовательно закрываются. Пафосно заявленный "поворот на Восток", целью которого был рынок Китая, тихо умер - китайцы в силу целого ряда причин не намерены существенно наращивать российское присутствие на своем рынке.

Возникает угроза "эффекта домино", когда крах газовой отрасли приведет к падению всей оставшейся промышленности, а это означает и политическую катастрофу для режима и лично для Путина.

В таких условиях попытка переориентации на японский рынок остается по сути, последней возможностью спасти режим от развала. Нужно отметить, что и здесь Кремль действует по своему обыкновению очень судорожно и рефлекторно, без проработки и подготовки. "На коленке", как это бывало не раз ранее. Именно так - "на коленке" - было принято решение о строительстве Турецкого потока, проект которого пришлось корректировать параллельно с поражением, которое Эрдоган нанес Путину, закрыв ему дорогу к турецко-сирийской границе под угрозой прямого военного конфликта.

Нужно учесть, что сдача островов вызовет резкое обострение отношений Кремля и Китая, который, безусловно, рассматривает передачу Курил как крайне нежелательный прецедент. Здесь у Путина теоретически есть поле для маневра - угроза сдачи островов Японии может вынудить Китай пересмотреть свои планы о минимальном присутствии российского газа на своем рынке, но это всё крайне сомнительно, так как тогда Китай будет вынужден входить в конфликт уже с США, которые "продавливают" торговое соглашение, где Китай будет вынужден для сокращения возникшего диспаритета в торговле с Америкой закупать существенные объемы американского СПГ и нефти. В общем, шантаж Китая теоретически возможен, но крайне непродуктивен. В любом случае обострение отношений с ним неизбежно.

Увы, но объективные причины, которые являются "родовыми травмами" современного российского мафиозного режима, привели к "решению" Курильской проблемы именно в таком сценарии: Путин вынужден торговать территориями, чтобы спасти свою шкуру и продлить время сущестования выстроенного им режима, ориентированного на разграбление страны. Мотив для совершения государственного преступления налицо - ему, в сущности, деваться некуда.

"Сделка", естественно, может и сорваться. Однако не нужно иллюзий - это произойдет не потому, что Кремль стеной стоит за территориальную целостность страны. На нее нынешним компрадорам глубоко плевать. Сомневающихся можно отсылать к решению о сдаче акватории Баренцева моря.


https://zen.yandex.ru/media/el_murid/motiv-5c3b1c21aa8ba200aedcfcc2?from=editor
Comments 
14-янв-2019 11:54 am
Да, идея "рабочая", в духе наших деятелей.
This page was loaded сент 17 2019, 2:19 pm GMT.