el_murid (el_murid) wrote,
el_murid
el_murid

Category:

Два года

Вторая годовщина войны в Сирии — повод взглянуть на ее причины и промежуточные итоги. И с тем, и другим есть серьезные вопросы, ответ на которые очевиден только для людей, воспитанных телевизором. Для остальных, еще способных к мыслительной деятельности, с однозначностью суждений все не так уж и просто.

В принципе, 30 сентября — только официальная дата начала войны. В реальности скрывать подготовку к ней было невозможно уже в августе, когда вовсю запыхтел так называемый «Сирийский экспресс», а в Сирии объявились военные инженеры. Признаки событий стали появляться еще в мае 2015, хотя интерпретировать их можно было по-разному. Сейчас, в сущности, картина, предшествующая войне, вполне понятна, хотя в деталях, естественно, могут быть и разночтения.

Чтобы понять произошедшее, нужно понять цели, которые преследует кремлевское руководство в этой войне. Они, вне всякого сомнения, прямо противоположны заявленным вслух. Борьба с международным терроризмом на дальних подступах — это чистой воды шизофрения для кремлевских. Хотя бы потому, что именно их политика нон-стопом воспроизводит питательную среду для возникновения терроризма на наших российских окраинах. Дикость, социальное расслоение и несправедливость генерируют поток людей, для которых даже смерть, но с оружием в руках, является более достойной альтернативой той скотской жизни, на которую их обрекла путинская камарилья и ее наместники на местах. ИГИЛ и прочие группировки, равно как и очаги нестабильности за пределами России для кремлевских — подарок с небес, так как позволяют «стравливать» и «сбрасывать» горючий материал со своей территории за ее пределы. В этом смысле борьба с ИГИЛ выглядит чистым идиотизмом с точки зрения зверской политики, проводимой Кремлем по отношению к окраинам (да и не только к ним). Но возникли обстоятельства, при которых такой удобный и полезный субъект, как Исламское государство, стал инструментом торговли, а потому на щит был поднят тезис борьбы с этим мировым злом.

Первая цель, которая стояла и продолжает стоять перед кремлевскими — возвращение в круг стран, принимающих решения, пусть и на привычную роль второго плана, но именно возвращение. Путинские эскапады в 14 году сделали его и его режим изгоями для ведущих стран — хотя в целом других претензий к ним особо-то и не было. Без наказания отпускать Путина нельзя — это создаст крайне опасный прецедент на будущее. Однако сама Россия продолжает занимать важное место в стратегии США, где в противостоянии с Китаем мы должны играть роль американских прокси.

Путин воспользовался тем, что на Ближнем Востоке Исламское государство стало представлять для США вполне ощутимую угрозу. Появление самостоятельного и самодостаточного субъекта даже регионального масштаба — это серьезный вызов самой идее мировой гегемонии США, а потому ИГИЛ должен быть ликвидирован. Штаты быстро оценили военные возможности Исламского государства и еще в 14 году пришли к выводу, что победить его военным путем возможно либо применив всю имеющуюся у них мощь (по сути, самостоятельно вступив с ИГ в войну), либо создав коалицию, которая перенасытит оборонительные возможности ИГ и в конечном итоге задушит его нехваткой ресурсов и маневра.

Фактически Путин предложил обменять кровь русского солдата на прощение себе лично. Обычная история. Ничего нового. Естественно, что обещание ему было дано, правда, с Западом такие обещания не стоят ничего.

В этом же ключе шли переговоры и с турками, и саудитами, и с Ираном в конце 14-начале 15 годов. Трудно сказать, что именно в итоге удалось выторговать Путину, но с июня месяца 15 года началась подготовка к войне.

Естественно, что кремлевские, психологически будучи мелкими жуликами, попытались обмануть и здесь. Под вывеской войны с ИГИЛ (на что они и подписались), он принялись решать другую принципиальную для себя задачу — задачу прикрытия Турецкого потока с юга и обеспечение более прочных позиций в торговле с Турцией, которая весьма жестко поставила условия своего участия в этом проекте. Условия турок вполне разумны — никакой монополии Газпрома в поставках газа через Поток, только диверсификация и консорциум. На этот консорциум очевидно подписались Иран и Катар, заинтересованные в европейском направлении. Вот только для Газпрома они были лишними, а потому второй задачей войны в Сирии было принуждение Турции к газпромовским условиям — монополия Газпрома или его подавляющее преимущество перед другими участниками консорциума в долях прокачки газа.

Понятно, что вообще вся эта история с Турецким потоком — следствие катастрофы российской политики на Украине, после чего для выживания Газпрома создание альтернативных маршрутов в обход Украины стало вопросом ключевого порядка. Но тут уж принцип «сгорел сарай — гори и хата» стал основным. Провалы по всем направлениям вынуждали газпромовских друзей Путина идти на всё новые авантюры уже без малейшей оценки их будущих последствий.

Собственно, вот эти две цели и стали основными побудительными мотивами для включения России в эту донельзя идиотскую войну. Никаких решительных целей вроде спасения Асада, единой Сирии или борьбы с международным терроризмом там не было и быть не могло — ну вот зачем это все кремлевским, скажите на милость? Они ребята конкретные — только деньги и всё ради денег. А всё это остальное — да не смешите нас.

Ход этой войны вначале полностью подчинялся второй цели. Естественно, ни с каким ИГИЛ Кремль воевать и не собирался. Первая цель — заслужить прощение — была подчиненной второй цели — пробить канал в Европу в обход Украины. Давняя идея Путина про энергетическую сверхдержаву, где он будет держать за горло своих потребителей, пока работает. Хотя в перспективе у неё возникают очень большие сложности. Уже возникают. Но пока Европа зависит от российского газа больше, чем Россия зависит от продаж в Европе. Поэтому оставалось небольшое усилие — вынудить турок смягчить свои требования по Потоку.

Поэтому российская авиация и Асад, который в данном случае был покорен и сразу стал исполнять неизбежную в его положении роль кремлевского прокси, вместо борьбы с ИГ принялись реализовывать «северную стратегию» с целью выхода на турецкую границу по всей ее протяженности (за исключением, видимо, Хасаки). Турки немедленно забили тревогу и были вынуждены осаживать зарвавшегося партнера, сбив его самолет и продемонстрировав готовность воевать уже без дураков. Собственно, с такими только так и можно разговаривать. Братки другого все равно не понимают.

Второй, кого расстроили кремлевские, стала Саудовская Аравия. Она вполне рассчитывала на Россию в вопросе защиты ее от ИГИЛ, которого администрация Обамы (а тогда мало кто сомневался в том, что на смену ему придет Клинтон — творец этой стратегии) стала загонять именно в сторону Саудовской Аравии. Саудиты, поняв, что с кремлевскими можно разговаривать только языком угроз, причем угроз явных и недвусмысленных, были вынуждены сколачивать ситуативную коалицию ЛАГ, которая в феврале 15 провела демонстрационно-показательные учения «Северный гром» с угрозой перерастания их в операцию вторжения в южную Сирию «Северный шторм». Саудиты собрали на учения колоссальные силы — вначале 150 тысяч, а затем и вообще около 350 тысяч человек личного состава, 2,5 тысячи самолетов, 25 тысяч единиц танков и бронетехники, ПВО — в общем, угроза была не просто явной, а откровенной. Желающие могут легко проверить состав собранной группировки в поисковике по простому запросу. И уже в марте Путин изменившимся лицом первый раз распорядился закрывать лавочку и выводить войска под прикрытием: «Мы выполнили в целом все задачи».

Остался Путин в Сирии только дав гарантии своего разворота на ИГИЛ, но ему пришлось для этого мириться с Эрдоганом и начать реализовывать уже в интересах взбешенных его действиями американцев стратегию на создание «зоны мира» на севере и переориентации сил Асада в пустыню на ИГИЛ. Тогда-то и последовал «астанинский процесс», целью которого было установление перемирия на севере, зачистка неподконтрольных джихадистов, раздел северной Сирии на зоны оккупации.

Собственно, после этого начался второй этап войны, в котором Путин был вынужден решать задачи, мало ему интересные. Однако без этого оставаться в Сирии ему бы уже просто не дали — слишком явно он продемонстрировал свою способность к нарушению любых договоренностей и откровенному и безудержному вранью. На слово ему уже никто не верил (что признаемся, с такой публикой выглядит сверхразумно).

Второй этап войны — это война уже собственно с ИГИЛ, который хотя и является очень серьезным противником и явно не по зубам ни одному отдельно взятому своему противнику, но против одновременного давления на всех направлениях не попрешь. Вариантов нет — и ИГИЛ под давлением коалиции США, иракцев, курдов, Асада и России стал сдавать территории.

Другой вопрос, что и здесь каждый решает свои собственные задачи, возникают и будут возникать противоречия тактического порядка. Штаты в целом неплохо модерируют процессом, создавая для каждого игрока свои закладки, не позволяющие им проявлять избыточную самостоятельность. Ираку они подложили референдум в Курдистане, сирийских курдов держат в подвешенном состоянии по вопросу признания Рожавы, Асада и Кремль держат обещанием в зависимости от поведения решить вопрос раздела Сирии относительно щадящим образом, позволяющим России хоть и в значительно меньшей степени, чем раньше предполагалось, но все-таки угрожать с юга туркам и прикрывать Турецкий поток, хотя и вынуждены будут делить его как минимум с Ираном.

Иран США теперь держат угрозой отключения договоренностей по ядерной программе, ну а Катар взяла в оборот «шестерка» ЛАГ. В целом все зажаты и поставлены в неудобное положение, и вырваться из него будет практически невозможно. Россия теперь при любом развитии событий будет вынуждена содержать Асада за свой счет — именно для этого курды сейчас вцепились в левый берег Евфрата и не дают Асаду дойти до нефтяных полей. Асад и Кремль пытаются хоть как-то решить проблему, но по всей видимости, шансов у них на это практически нет. Удары Трампа «томагавками» по Шайрату и периодические удары по войскам Асада направляют процесс в нужное Штатам русло. Брыкаться, конечно, можно, но и только. Остается только как можно громче рассказывать про свои неисчислимые победы.

В целом эта война к национальным интересам России не имеет ни малейшего отношения, как не имела его и в начале событий. Время поддержать Асада и спасти целостность Сирии было упущено в далеком уже 2013, когда у Асада еще был хоть какой-то ресурс. Сейчас его нет. И не будет.

Ну, и отдельный разговор про телевизор. Пропаганда работает, и работает успешно. Основная масса населения России с отвращением выключает телевизор, лишь услышит слова «Сирия» и «Украина». Безумное количество безумных ток-шоу и разнообразных передач на их тему, из которых невозможно вынести ничего вразумительного, отвратило от этих тем большую часть. Меньшая же часть, кто этим всем искренне интересуется, в основной своей массе представлена городскими сумасшедшими разной степени невменяемости, а потому очень шумными и абсолютно не поддающимися никакой рациональной логике. Для них процесс, «движуха» гораздо важнее рациональных задач и мотивов, которых они не понимают, не знают и знать не хотят. Их интерес только в обсуждении калейдоскопа событий в текущем разрезе. Что было и что будет — да им плевать. Главное — движуха. Текущая картинка, где что-то куда-то летит и где-то взрывается.

Прекрасная и благодатная аудитория для любой пропаганды. Их мало, но они крайне агрессивны, невежественны и поэтому забьют своим воем кого угодно. И в этом смысле это тоже определенный результат этой войны.

Война для России приобрела бесконечный характер, это наш Вьетнам. Конец будет, видимо, примерно таким же — через эвакуацию с крыши посольства. Если удастся выйти, как из Афганистана — колонной и со знаменем на БТРе, то это будет просто за счастье.
Tags: Россия, Сирия
Subscribe

  • Перекрытия

    Вчерашний жандармский психоз в Петербурге может говорить только об одном — наши «силовики» не имеют ни малейшего понятия о том, что…

  • Срез

    Социология по Петербургу: Несовершеннолетних – 1,5%. 18-24 – 33% 25-35 - 42,5% 36-46 – 12% Медианный возраст – 28 лет. 17% вышло в первый раз…

  • Петербуржское плато

    Классическая картина фальсификаций. С конца ноября уровень заражений в Петербурге встал как вкопанный, дав аномальную картину внезапной и…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments

  • Перекрытия

    Вчерашний жандармский психоз в Петербурге может говорить только об одном — наши «силовики» не имеют ни малейшего понятия о том, что…

  • Срез

    Социология по Петербургу: Несовершеннолетних – 1,5%. 18-24 – 33% 25-35 - 42,5% 36-46 – 12% Медианный возраст – 28 лет. 17% вышло в первый раз…

  • Петербуржское плато

    Классическая картина фальсификаций. С конца ноября уровень заражений в Петербурге встал как вкопанный, дав аномальную картину внезапной и…