?

Log in

No account? Create an account
Эль Мюрид
Плановый подход 
17-авг-2017 02:57 pm
Потеря крупнейших городов в Ираке, блокирование Ракки и общая ситуация вдоль русла Евфрата существенно меняет текущую стратегию действий Исламского государства. Оно утрачивает свою важнейшую особенность - самодостаточность, то есть, возможность эксплуатации территории. Именно эта особенность позволяла ИГ принципиально отличаться от всех иных группировок.

В свете происходящего различные разведывательные структуры уже с конца зимы этого года отмечают существенное сокращение людских ресурсов во всех структурах ИГ - управленческих и военных. Происходит отток людей в трех основных направлениях - в Ливию, Афганистан и в регион Тихоокеанского бассейна. За последние полгода "вышло" не менее 80 тысяч человек (включая и семьи), из которых около 15 тысяч - это чисто гражданские управленцы, около 15 тысяч - боевики из военных структур, остальные - члены их семей. В Ираке не менее 40 тысяч человек из различных структур ИГ перешли на подпольное положение.

На сегодняшний день в Ираке оценочное число боевиков во всех военных структурах ИГ составляет порядка 12 тысяч человек всего, в Сирии - около 14-16 тысяч, причем отток людей продолжается. По сути, идущие боевые действия прикрывают вполне планомерные мероприятия, однако ни иракская армия, ни сирийские военные и про-асадовские наемники не в состоянии помешать этому процессу - их слишком мало.

Во многом успехи в Сирии связаны с сокращением численности боевиков - еще полгода назад в Сирийской пустыне находилось до 5 тысяч боевиков, рассредоточенных по всей ее территории. Сегодня их численность не превышает полутора тысяч человек при том, что суммарные потери можно оценить не более чем в тысячу человек за полгода. Сирийцы захватывают территории, однако здесь скорее можно вести речь об их оставлении ИГИЛ, чем об успешных действиях сирийцев и наемников. Примерно такая же картина наблюдается и в Ираке - там, где ИГИЛ поставил своей целью оборонять территорию, выбить его не удается. Как пример - анклав в Таль-Афаре или большой "кусок" территории юго-восточнее Мосула. Кстати, вчера именно с этого "куска" боевики атаковали расположение иракских военных в районе Байджи смертниками и мобильными группами. Итог - порядка 80 убитыми иракцев. Аналогичную атаку боевики провели в районе Сухны несколько дней назад, полностью "обездвижив" "штурмовую" группировку, которая до сих пор занимает лишь окраины города.

Расчет руководства Исламского государства вполне очевиден: ИГИЛ является общим противником для курдов, про-сирийских формирований и про-западных "умеренных" террористов. Как только ИГ перестанет выглядеть угрозой, его противники неизбежно столкнутся между собой. Это позволяет Исламскому государству с очень большой долей уверенности смотреть в будущее - окончательное военное поражение ему в таких условиях точно не грозит. Поэтому сегодня главной задачей для руководства ИГ становится сохранение своего потенциала. Его можно оценить примерно в 80-100 тысяч человек, которые присягнули халифу Аль-Багдади и сегодня рассеяны по гигантской территории, сохраняя управление, связь между собой и главное - обладают очень серьезными ресурсами. Оценочно, финансовый резерв ИГ составляет не менее 3,5-4 млрд долларов, которые были собраны на покоренной территории в течение 13-17 годов и не были израсходованы на ведение боевых действий.

Нужно отметить, что по сравнению с предыдущими периодами (2003-2006, 2009-2011 годы), когда структуры джихадистского и баасистского подполья были разгромлены и были вынуждены попросту выживать, сегодня у ИГИЛ имеется очень серьезное преимущество во всех компонентах стратегии выживания. Есть люди, ресурсы, опыт, подготовленные в других странах базы и площадки, на которых они смогут переждать от 3 до 5-6 лет. Основными действиями ИГ на настоящий момент можно назвать попытку перехвата наркотрафика в Афганистане и Юго-Восточной Азии, что совершенно логично с точки зрения ресурсной подпитки. Операция на Филиппинах, как можно судить, связана именно с этой задачей, и пока филиппинские власти совершенно не способны противодействовать такой политике. В Афганистане ИГ заметно активизировался на транзитных путях доставки маковой соломки в сторону пакистанских лабораторий в провинции Читраль.

В этом смысле "успехи" правительственных сил в Ираке и Сирии выглядят сугубо медийными - в реальности Исламское государство, как структура орденского типа, проходит вполне планомерную трансформацию из иерархического состояния в сетевое, причем делает это согласно своим графикам и планам, а боевые действия позволяют резервировать столько времени на процесс трансформации, сколько требуется. Противники ИГ в этом смысле ничего не в состоянии ему противопоставить, действуя в рамках сценария руководства ИГ. Вообще, способность Исламского государства создавать для своих противников "воронки решений", когда те вынуждены действовать исключительно в заданном им направлении, поражает - совершенно нехарактерная для арабов рационалистичность мышления, а главное - очень высокое исполнительское мастерство.

Все сказанное позволяет предположить, что заявленные цели борьбы с Исламским государством в сегодняшних рамках никогда не будут достигнуты - ИГИЛ уже готов к формальному поражению и готовится к следующим фазам борьбы, заранее просчитывая сценарии действий. Противники ИГ действуют крайне шаблонно и главное - в пределах чистой тактики, не ставя перед собой не только стратегические задачи, но даже оперативные. Естественно, что в таком случае "освобождение" территории никак не решает ключевого противоречия, а скорее, создает новые. Война между "победителями" просматривается в любых сценариях, вопрос лишь в том, на каких именно территориях состоятся будущие сражения между ними.

При этом не нужно забывать, что Ирак и Сирия - распадающиеся государства, они уже не в состояние вернуться к довоенным границам, а значит - предстоят новые войны за передел территории. Собственно, именно здесь ИГИЛ и рассчитывает на "своё" время - дождаться, когда противники истощат друг друга, а далее можно будет снова возвращаться, комбинируя разные сценарии возвращения. Вариант 13 года, когда ИГИЛ вошел на территорию Сирии и практически мгновенно захватил "ничейную" территорию, или 14 года, когда он одним броском разгромил всю иракскую армию (в 14 году 80% армии Ирака попросту дезертировало после падения Мосула) - эти варианты выглядят вполне реалистичными лет через 3-5.
Comments 
17-авг-2017 05:50 pm
Почему не может?
Известно, что ИГ - это сионистская тема. Для успешной борьбы с ним нужно в первую очередь обнулить сионистское лобби внутри.
Что, собственно и происходит, в первую очередь в США.

17-авг-2017 04:51 pm - нехарактерная для арабов рационалистичность мышления
"...совершенно нехарактерная для арабов рационалистичность мышления, а главное - очень высокое исполнительское мастерство"

- Qui êtes-vous, Monsieur Sorge?



...
(Удалённый комментарий)
17-авг-2017 05:49 pm
Ни в Ираке, ни в Сирии ваххабизм, а уж тем более такфиризм никогда не были что называется "традиционными" религиозными течениями. При этом ИГИЛ умудрился получить колоссальный людской ресурс, согласившийся с их идеологией. Это, нужно отметить, более чем серьезное достижение.

Полноценным государством ИГ не было - все его госструктуры были ориентированы на мобилизацию, а не на развитие, соответственно, госстроительство у них было еще в зачаточном состоянии.

С курдами вопрос сложный - то, что их в итоге кинут, сомнений не вызывает. Ну не за счастье же курдов пекутся Штаты, в конце концов. Вопрос только - как это произойдет, и чем в итоге курды заплатят за доброе к себе отношение США.
18-авг-2017 12:54 am - Почему прервано восхождение ИГ?
Ещё вчера ИГ развивалось и росло, и тут начало загибаться. Терять территории и инициативу. Почти не сомневаюсь что ИГ взращивалось для разгрома КСА, но выходит что что-то пошло не так. МОжет шейхи откупились где надо или поняв опасность развития ситуации занесли денег кому надо?

Может такое быть что стратегические планы США приносятся в жертву текущим интересам высокопоставленных чиновников, подкупаемых саудитами?
This page was loaded июн 22 2018, 2:40 pm GMT.