el_murid (el_murid) wrote,
el_murid
el_murid

Category:

Катар (2)

И снова про Катар. Тема на самом деле гораздо серьезнее и сложнее, чем просто новость. Она имеет свою предысторию, многослойна и многоуровнева. А потому не так уж и проста и для изложения, и для понимания. Кроме того, в рамках этой темы есть место и оценке российской политики на Ближнем Востоке - собственно говоря, как раз тема нашей нежной дружбы с Катаром как нельзя лучше подходит для описания абсолютной невменяемости путинского режима во внешней политике в целом. Возможно, что правильнее будет записать передачу о происходящем, причем объем ее таков, что в один прием можно и не уложиться.

Если подойти к теме рамочно, то мы сейчас видим обострение борьбы между исламистскими проектами, которые сегодня конкурируют на Ближнем Востоке. Принципиально различаются между собой ни много ни мало, а целых четыре откровенно исламистских проекта, плюс действует консервативный сценарный план старых элит региона, противодействующий всем четырем проекта. Это и создает крайнюю, как принято говорить, турбулентность на Ближнем Востоке последние годы. И единственный выход на относительное умиротворение - это ликвидация нескольких проектов с выходом на выживание и последующую менее ожесточенную конкуренцию двух, максимум трех из них.

Катар, поддерживая проект братьев-мусульман, фактически пытается реализовать проект мягкой исламизации региона, причем исламизации с модернистским уклоном. В этом смысле иранский проект наиболее близок Катару, так как фундаменталистский Иран, как ни странно, но тоже решает проблему модернизации,а потому во многом балансирует отношения между стремлением к стабильности, что выражается в клерикальной основе его режима, и обновлению. Такие проекты близки если не по сути, то по духу, к проектам глобалистов, хотя и жестко противодействуют им в идеологическом и культурном плане. Неудивительно, что Катар стал инструментом госдепа при Клинтон во время Арабской весны, а Иран все-таки сумел договориться с Обамой.

Эти два проекта жестко конкурируют с остальными - двумя джихадистскими проектами Аль-Кайеды и ИГ и с консервативным проектом старых элит региона на возврат к прежним отношениям и балансам. И опять ничего удивительного в том, что Иран воюет с ИГ, а Катар ИГ как раз поддерживает: Катар пытается использовать ИГ в борьбе с Аль-Кайедой, которая является инструментом Саудовской Аравии. Иран лишен такой возможнсти, так как он вынужден защищать государственность Ирака, как своего предполья. Это только путинская Россия способна наплевательски отнестись к тому, что Украина стала враждебным государством, тем самым придвинув пояс враждебности к себе на добрую тысячу километров. Иран озабочен своей безопасностью, а потому не позволит существовать на своих границах враждебному образованию.

Дипломатический скандал и введенные против Катара санкции со стороны шести арабских стран (как раз с той самой традиционалистской элитой) - это обострение борьбы между двумя конкурирующими проектами развития (саудовский проект в данном случае скорее проект стагнации). Обострение вызвано как фундаментальными причинами, так и отмашкой со стороны Трампа - "можно". А это значит, что даже если острая фаза и пройдет относительно быстро, то причины конфликта так просто не убрать - у Катара нет других вариантов развития, кроме включения в глобальный проект. В любом другом он сходит со сцены в силу целого перечня обстоятельств. Он не может выбирать, к какому из проектов присоединиться - во всех остальных у него нет ни малейших шансов. А значит - конфликт будет продолжаться.

Здесь и становится очевидным, почему политика России на дружбу с Катаром выглядит кретинизмом. Россия не может сегодня включаться в глобальный проект. То есть может - но только на положении пищевого ресурса. В глобальном проекте все сырьевые страны становятся крилем, у них в нем нет будущего. Поэтому участие в глобальных проектах для России возможно - но только после собственной глубинной модернизации, создании конкурентной экономики (либо нескольких однозначно конкурентноспособных отраслей), и только с таким багажом она может встраиваться в мировое разделение труда на более высоком уровне, чем уровень пищи. У Катара, к примеру, такой проект есть - он развивает мощный логистический узел-хаб, способный стать сервисным центром для трех глобальных проектов - ТТИП, ТТП и "Шелкового пути". Причем развивает без дураков и путинской маниловщины. У нас единственный российский проект - ЕАЭС - на данном этапе накрылся медным тазом. Угадайте, благодаря чьей мудрой политике.

В итоге, Россия даже по сравнению с Катаром выглядит пищей. Уже для него. И наша нежная дружба с ним крайне опасна - как опасна дружба креветки с кашалотом. Вместо стремительной собственной модернизации Россия Путина сдает себя в пользование. Правда, в телевиоре это называется "партнерство", но в случае с Катаром это партнерство на вторичных ролях. Собственно, что еще ожидать от бандитов, как не поиска крыши. Катар стал для наших бандитов как раз крышей - попыткой вписаться в чужой проект, где за нас будет хлопотать мама эмира шейха Моза. На свой собственный проект у кремлевских уже нет интеллекта.

ПС. Общеизвестный пример. Структура собственности "Роснефти". 19,5% - катарская собственность. Это и есть видимое представление того, что означает "пищевой ресурс"

RUSSIA-ROSNEFT-PRIVATISATION-01
Tags: Катар
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Египетский сценарий

    Ситуация в Армении чем-то сильно напоминает события лета 2013 года в Египте. Тогда военные воспользовались аппаратными просчетами Мурси, не сумевшего…

  • Новый виток

    В Армении новый виток кризиса. После слов Пашиняна о негодных "Искандерах" был уволен несогласный с ними заместитель начальника Генштаба ВС…

  • Вы не понимаете. Это другое

    По поводу коронавируса есть устоявшийся аргумент. «Не нужно сравнивать его с вирусом гриппа, это совершенно другая болезнь, а значит, любые…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment