el_murid (el_murid) wrote,
el_murid
el_murid

Живое оружие

Армия Ирака вынуждена признавать эффективность минной войны, которую ведут против нее боевики ИГИЛ:

"...Представитель командования армии Ирака предупредил, что одну из главных опасностей для солдат в ходе операции по освобождению Эль-Фаллуджи от экстремистов представляют мины и взрывные устройства, установленные боевиками по всему городу, а также их тактика подрыва близ армейских частей заминированных бронемашин, которыми управляют смертники..."

Снимок экрана 2016-05-30 в 17.05.07Как можно судить из ежедневных сводок и сообщений, ИГИЛ ежедневно проводит от 5 до 10 операций "Истишхада" - то есть, самоподрыв смертников. Сегодня, к примеру, такая операция проведена в Идлибе против местных боевиков, взорвана штаб-квартира со множеством убитых и пострадавших.

При этом эффективность операций достигает примерного соотношения 1:2-1:3, то есть, один удачный подрыв происходит лишь в 2-3 случаях попытки применения "живой бомбы". Иногда смертника удается уничтожить на подходе, иногда бомбы просто не взрываются.

Таким образом, ежемесячно ИГИЛ "производит" до полутысячи смертников, которые вполне добровольно идут на смерть.

Перед нами, прямо скажем, феномен, аналогов которому не было со времен войны на Тихом океане, когда японцы применили тактику "камикадзе". Смертники - явление не новое, новым является факт их массового применения.

На Ближнем Востоке и в Центральной Азии существовало несколько террористических групп, основной специализацией которых было как раз "производство" смертников с их последующей продажей. Технология подготовки была сложной, долгой, зачастую конкретного смертника готовили под конкретный теракт, вводя его в соответствующее состояние, как спортсмена готовят к соревнованиям, приводя его форму к оптимальной ровно ко дню выступления. Наиболее технологичная и продуктивная группировка, занимающаяся подобным бизнесом, входящая в пакистанский Талибан, готовила до 10 смертников в месяц, причем ее услуги очень ценились, так как эффективность применения "ее смертников" достигала 80-90% (из 10 живых бомб срабатывали 8-9). Были и любители - в том числе и в России. Их методики были весьма примитивны, эффективность была не выше 3-5%.

ИГИЛ же подошел к проблеме со свойственной ему педантичностью и скрупулезностью, сделав упор не на качество, а на массовость. Так проблему не решал еще никто - слишком затратное мероприятие, требующее колоссальных ресурсов. Задача, по всей видимости, требует огромных организационных усилий, а потому по плечу лишь государственным структурам. Собственно, этим и можно объяснить феномен - Япония и ИГИЛ являются именно что государствами, а потому и смогли решить столь нетривиальную задачу.

За ней стоит мощнейший конвейер по "промывке мозгов" во вполне промышленных масштабах. Медиа-индустрия ИГИЛ структурирована, локализована и адаптирована для нескольких десятков языков (включая и языки России - русский, ряд северокавказских), каждый попадающий на территорию ИГИЛ немедленно начинает обрабатываться, причем принципы работы с контингентом чисто армейские - никто не должен иметь ни минуты свободного времени, все действия регламентированы и подконтрольны.

Здесь явно чувствуется опыт саддамовского режима, который точно такими же методами добивался лояльности населения: нелепо полагать, что устойчивость режима обеспечивалась лишь террором, хотя и он занимал существенное место. Тем не менее, именно через пропаганду и тотальный контроль суннитское меньшинство Ирака жестко контролировало все остальные общины, решая задачу строительства единой иракской нации.

Аналогичную задачу сегодня те же самые люди решают и в отношении попавшего под их контроль 8-9-миллионного населения. Террор - лишь видимая и самая незначительная часть работы, хотя именно ему уделяется основное внимание СМИ. В реальности лояльность обеспечивается жесточайшим контролем за любой нерегламентированной деятельностью. Парадокс - но полицейские силы ИГИЛ примерно в два раза больше по численности боевых отрядов, воюющих на фронтах. В случае необходимости эта полиция становится армейским резервом, однако основное ее предназначение - контроль за повседневной жизнью. Эффективность такого тотального контроля вполне очевидна - за три года существования ИГИЛ как государства массовых восстаний и выступлений на его территории не было, хотя территория перенасыщена оружием и вооруженными людьми.

Контроль обеспечивается массой механизмов, структур и технологий, которые работают почти без сбоев.

В таких условиях, по всей видимости, и была поставлена задача массовой подготовки смертников, как абсолютного оружия, против которого нет действенной защиты.

Взрывы гремят ежедневно и практически повсеместно, однако террористические удары наносятся не только по гражданским объектам как метод запугивания и террора. Смертники стали крайне важным элементом всей военной стратегии ИГИЛ - с их помощью командиры проламывают почти любую оборону противника, с успехом противостоят хорошо подготовленным профессиональным специальным подразделениям. При этом живая бомба стоит очень дешево (что неудивительно при таком массовом производстве), а даже один спецназовец - очень дорого. Размен в любых пропорциях крайне выгоден, и именно спецназ является одной из приоритетных целей такого оружия.

Трудно сказать, насколько этот феномен опасен для России - в массовом порядке забрасывать к нам этих людей вряд ли возможно, да и вся технология их подготовки опирается на постоянный и безостановочный психологический прессинг, что можно обеспечить лишь на территории самого ИГ. Однако тот факт, что технология подготовки существует, применяется и может быть клонирована в любом месте, не может не настораживать. Во всяком случае, вилайеты ИГ в Ливии, в Йемене уже вовсю и массово применяют смертников, о чем снимаются ролики и публикуются сообщения.

Tags: ИГ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments