?

Log in

No account? Create an account
Эль Мюрид
Сирия. Текущее 
9-мар-2016 12:24 am
Российское министерство обороны отчиталось о том, что к перемирию присоединяется еще 8 отрядов боевиков из провинции Дераа, общее число "замирившихся" отрядов достигло 30.

Не впечатляет. При том, что общее число отрядов боевиков в Сирии достигает нескольких тысяч, 30 - это ниже предела статистической погрешности. Если измерять в людях, то ориентировочно эти 30 отрядов не превышают пяти-шести тысяч человек. Что на фоне общего количества террористов порядка 100 тысяч человек (а вообще-то их существенно больше) это тоже не бог весть что.

С численностью боевиков, кстати, вопрос, действительно, непростой. Если брать врага всего человечества ИГИЛ, то на фронтах эта группировка держит около 15-20 тысяч человек. Всего. И в Сирии, и в Ираке. Однако боевой и численный состав всей группировки практически на порядок больше. Большая часть боевиков находится на территории Исламского государства. Это не только боевые части, но и те, кто несет патрульно-постовую службу, охрану городов и населенных пунктов, проводят переподготовку и переформирование. Численность военно-полицейских сил Даули оценивается в 20-25 тысяч человек - вполне сравнимо с теми, кто воюет на фронте. Правда, к ведению боевой деятельности из этого количества пригодны, пожалуй, менее половины - всего ИГИЛ может выставить "на фронт" в линию соприкосновения от силы 50 тысяч человек, и это предел.

У других группировок ситуация приблизительно такая же - поэтому карты российского министерства обороны, на которых можно увидеть обозначения "10 отрядов, 1500 человек" - это оценка именно линии соприкосновения.

Так или иначе, но 30 отрядов, которые пошли на перемирие - это вообще ничего. Ноль.

Говоря откровенно, промежуточные итоги почти шестимесячного наступления не впечатляют. Даже любители воевать по карте вынуждены признать, что существенных изменений нет. Но главное - это не количество освобожденных населенных пунктов, тем более, что практически все они в лучшем случае по российским меркам поселки городского типа, а в большинстве своем - обычные хуторки и выселки.

Пять месяцев назад было ясно, что перед наступлением сирийской армии стоит сразу несколько задач, решение которых (или нерешение) позволит оценивать его результаты.

Приоритетом, как и можно было предположить, стали боевики "умеренной оппозиции". По ним и наносились основные удары авиации России, по ним и шло наступление сирийцев. ИГИЛ при всех сценариях был противником второго этапа.

Целями наступления должны были стать: Идлиб, как важнейший после Алеппо транспортный узел и коридор севера Сирии, взятие под контроль границы с Турцией - как минимум от Латакии до курдского анклава Африн, в идеале - полный контроль всей границы с Турцией с соединением двух курдских анклавов - от Африна до Кобани. Обе задачи не решены вообще.

Второй по значимости целью должна была стать группировка боевиков в Алеппо. Задача по ее разгрому не решена, город блокирован, однако лишь частично.

В обязательном порядке стоит задача ликвидации анклава боевиков в Ар-Растане. Этот анклав, перекрывающий дорогу Хомс-Хама, существенно ломает всю логистику, а главное - отвлекает на свое блокирование серьезные силы сирийской армии. Задача не решена.

На юге задача выглядит аналогичной - контроль над иорданской границей. Не выполнено.

Говорить о втором этапе в складывающейся обстановке бессмысленно. Он должен был начинаться с взятия Тадмора (Пальмиры), как ключевого транспортного узла всего юго-востока Сирии, с последующей деблокадой Дейр-эз-Зора.

И вот только после этого можно было вплотную заниматься борьбой с ИГИЛ - но сейчас об этом даже говорить как-то неудобно. Четыре задачи первого этапа не решены вообще, пятая - Алеппо - лишь частично, причем события последних недель обнажили узкое место всей группировки в этом месте - узкая и единственная линия снабжения, которую на неделю боевики ИГИЛ перерезали в ходе внезапного наступления силами до тысячи человек.

Принимая решение о вводе российских войск в Сирию, российское руководство неявно, но вполне отчетливо гарантировало, что срок участия России в этой войне ограничен, причем назывались сроки, из которых следовало, что максимум через полгода можно будет сворачиваться. К Новому году оценка времени нахождения военных изменилась "до конца 2016 года", однако понятно, что при сохранении даже нынешних темпов наступления с результатами и к концу года будет не лучше. Вот только о темпах можно забыть - во-первых, перемирие, во-вторых, сирийская армия ощутимо выдохлась. Наступление ведется небольшими тактическими группами на локальных участках.

Перемирие (как уже говорилось) имеет все признаки выгоды только для боевиков. Все согласованные зоны перемирия перекрывают возможность наступления для сирийцев, но позволяют боевикам использовать их для выхода из боев и перегруппировки.

Основной вопрос - что дальше. Российская помощь в текущем формате очевидно не работает. Уходить - расписаться в поражении (просто потому, что военная программа провалена, политическая затянется как минимум до конца 2017 года. И это в лучшем случае). Оставаться - значит, нужно решать проблему: оставлять формат участия в нынешнем бесперспективном виде или увеличивать присутствие.

При этом риск столкновения с Турцией, который теперь стал константой, остается. Любая провокация - и градус противостояния может немедленно взметнуться до небес, благо общественное мнение в России и Турции уже обработано пропагандой.

CVN_djsXIAAXbad
CVN_daEW4AANbt8

Comments 
This page was loaded май 20 2019, 12:59 am GMT.