el_murid (el_murid) wrote,
el_murid
el_murid

Category:

Вопросы

История с парижским терактом ставит несколько вопросов, которые явно не выглядят однозначными и тривиальными.

Первый. Кто именно напал на парижан. ИГИЛ-не ИГИЛ. Официально именно Исламское государство признано организатором и исполнителем теракта. С заказчиком вопрос темный, пока его можно отложить в сторону.

Здесь сразу нужно понять: ИГИЛ - это не структура. Не нечто, имеющее форму, цвет, запах. Это в первую очередь идея. Организационно же - это конгломерат самых разных группировок и даже отдельных людей.

В Ираке и Сирии у ИГИЛ существует какое-то подобие структуры и даже иерархии, хотя и весьма специфическое. По сути, это  просто разнообразные формирования, выполняющие распоряжения своих непосредственных руководителей. Степень подчиненности этих руководителей распоряжениям шуры ИГИЛ может варьироваться вплоть до полной автономности. Здесь примерно та же история, что и у ополчения Донбасса времен начала гражданской войны на Украине, та же самая, что и у добровольческих батальонов ДУК и спецбатальонов украинских олигархов. Формальное подчинение указаниям центральных органов управления имело очень опосредованный характер. Командиры действовали в пределах своих территорий полностью автономно, лишь координируя действия друг с другом. Да и то не всегда.

Объяснение простое - каждый отряд и группа имели свои собственные линии снабжения - как внешние, так и внутренние, поэтому центральные органы имели для них второстепенное значение, и подчинение указаниям сверху диктовалось лишь текущей оперативной обстановкой.

В Исламском государстве ситуация посложнее, так как территориальные органы управления более зависимы от "центра", военные органы - менее, центральные органы управления получают "снизу" свою долю добычи и имеют возможность ее распределять "вниз" или по своему усмотрению. В общем, все это довольно размыто, но вполне привычно для ближневосточной управленческой культуры, когда баланс между иерархическими и сетевыми структурами может варьироваться в широких пределах.

Территориальные структуры управления ИГ более выражены: это и шариатские суды, и полиция (криминальная и религиозная), и органы экономического управления. Руководитель территориального органа (вилайета) обладает очень широкими полномочиями и фактически автономен в текущих решениях, но назначается и снимается из центра, поэтому зависимость его от шуры ИГ довольно велика. С полевыми командирами ситуация иная - зачастую ими становятся наиболее авторитетные члены боевой группировки, хотя и они могут быть назначены и смещены "сверху".

Это в Сирии и Ираке. За пределами Исламского государства ситуация еще более размыта. Фактически любая группировка, принеся присягу халифу Аль-Багдади, может с полным основанием причислять себя к ИГИЛ, при этом все свои действия она продолжает определять самостоятельно, зачастую даже не ставя в известность "центральное руководство". Определенная зависимость появляется, но как правило, она проявляется в "плате за бренд" - то есть, какая-то доля добычи в том или ином виде отсылается в Сирию или вообще так и остается на месте, но распоряжаться ею могут по указаниям Шуры ИГИЛ. К примеру, часть от продажи ливийской нефти, которую контрабандой отправляют из Сирта, поступает в распоряжение Исламского государства и его эмиссаров, которые сейчас находятся в Дерне. Кстати, вчера американцы объявили о том, что ими убит руководитель ИГИЛ в Ливии как раз после авиационного удара по Дерне.

"Ливийский вилайет" для Исламского государства очень важен - до трети всех нефтяных доходов сегодня ИГИЛ получает как раз от продажи ливийской нефти, поэтому степень его автономности хотя и велика, но и контроль со стороны "центрального ИГИЛ" тоже присутствует.

В других местах, где действуют боевики от имени ИГИЛ - в йеменском Хадрамауте, на Синае, в Нигерии, в Афганистане, в Пакистане - управление местными группировками ИГИЛ из Сирии и Ирака тем более номинально, их руководство самостоятельно определяет свои задачи, а постоянной территории или каких-то центров управления там вообще нет. Европейские, российские ячейки ИГИЛ действуют в подполье, а потому их деятельность в лучшем случае координируется на информационном уровне - да и то с соблюдением очень сложной конспирации. Скорее всего, что бы ни делали эти люди, "центральный ИГИЛ" узнаёт об этом пост-фактум. Это не исключает проведение каких-то точечных мероприятий, поэтому вопрос: кто именно организовывал парижский теракт, все равно остается открытым.

Теракты, которые совершаются от имени ИГИЛ, равно как и любые другие действия, тоже можно и нужно рассматривать, как самостоятельные (по большей части) действия тех руководителей, которые и принимают решения. "Центральные" органы управления могут вообще понятия не иметь, что именно делают его "вилайеты". Естественно, что внешнее влияние на "вилайеты" со стороны региональных и глобальных сил гораздо выше, чем на структуры Исламского государства в Сирии и Ираке. Поэтому, возвращаясь к терактам в Египте, Парижа, а также недавнему теракту в Ливане (за день до парижского), можно предполагать, что "местным" ИГИЛом могли воспользоваться именно такие игроки.

Вообще, как и в случае с Аль-Кайедой, ИГИЛ нужно рассматривать как "зонтичную" структуру - то есть, под одним брендом могут выступать существенно отличающиеся друг от друга группировки. К примеру, нигерийская "Боко Харам" с точки зрения теологических воззрений выглядит еретической сектой по отношению к "чистому исламу" - но в том и особенность ваххабизма, что это скорее не религиозное, а политическое течение. Лояльность идеологическая выглядит более важной, чем религиозная. Точно так же ваххабиты-ихваны Аравии в период становления Саудовского королевства зачастую имели о Коране очень смутное и упрощенное представление - но безоговорочная преданность приказам шейха полностью снимала все проблемы с их своеобразным толкованием священных текстов.

Таким образом, возникает весьма непростой вопрос об организационной принадлежности тех, кто совершил теракт в Париже. Это могли быть члены "спящей" ячейки, которая получила команду из центра, это могло быть творчество местных исламистов, это вообще могла быть спецоперация каких-либо спецслужб (если так, то скорее саудовских, которые могли таким образом ответить на катарскую операцию в Египте). ИГИЛ в данном случае лишь предоставляет свой бренд.

Самой Шуре Исламского государства такая ситуация вполне выгодна: даже не имея отношения к терактам за пределами Ирака и Сирии, она решает задачу создания буферных территорий боевых действий за пределами своей собственной, отвлекая силы и внимание своих противников. Поэтому ИГИЛ будет брать на себя ответственность вообще за всё, что можно - вне зависимости от того, имела ли она к этому отношение. Имидж в глазах сторонников - вещь весьма важная, поэтому наступательная тактика (пусть и сугубо в медийном пространстве) тоже работает на интересы Исламского государства.

Другой вопрос - что с этим всем делать противникам ИГ? Пока теракты носят точечный характер, они выглядят ужасно, но в целом для устойчивости атакованных государств не слишком опасны. Что делать, если боевики запустят конвейер терактов - каждый день нападая на разные города, неясно. Европа в этом отношении крайне уязвима - ее открытость является важнейшим конкурентным преимуществом, но уже понятно, что террористическая война вынудит европейцев закрывать границы, создавать гетто для пришельцев, ужесточать законодательство - существенно уменьшая свою привлекательность, а значит, теряя это самое преимущество.

Проблема в том, что в такой войне нет противника - воевать приходится не со структурой, а с идеей. Ее как раз у европейцев и вообще у либерального общества нет. Вместо нее существует культ толерантности, который в наступающей войне работает против европейцев. Для мирной жизни это идеально, для войны - катастрофа.

На самом деле Запад полностью несет ответственность за происходящее. Неся свою культуру, цивилизационные коды и глобальные институты "в массы", он взял абсолютно недопустимый темп, посчитав, что за несколько десятилетий сможет стимулировать исторические процессы, длящиеся веками. В итоге несповпадение психической готовности миллионов людей воспринимать эти коды с реальностью вызвало к жизни самую жуткую архаику, которая до этого тихо сидела за печкой и потихонечку отмирала. Так что вопрос "кто виноват" в данном случае выглядит риторическим. Детское любопытство клинических идиотов, которые экспериментировали, не интересуясь последствиями - вот, собственно, основная причина происходящего.

По факту, если выбросить разного рода конспирологические штуки, можно сказать, что впервые с середины 20 века у всех появился общий враг, против которого можно и нужно объединяться. Разногласия и взаимные претензии между Западом и Востоком, Севером и Югом велики и зачастую неразрешимы, но поднятая со дна истории дикая архаика может снести вообще всех.

Скорее всего, прямо сейчас ни о каком объединении интересов речь не может идти - разногласия очень велики. Недоверие - еще больше. Но другого пути, как пересматривать приоритеты, все равно нет.

Tags: Европа, ИГ, Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 215 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →