?

Log in

No account? Create an account
Эль Мюрид
Рациональное поведение 
30-сент-2015 08:24 pm

Раз решение о начале боевых действий и их формате принято, уже нет смысла стенать. Мое отношение к происходящему носит откровенно негативный характер по причинам, изложенным ранее.


Тем не менее, можно попробовать оценить наиболее эффективный вариант действий за российскую и сирийскую армию из имеющихся. Естественно, подробностей сугубо военного характера мне никто не докладывал, однако и имеющихся открытых источников достаточно, чтобы понять, какие действия будут иметь рациональный характер, какие - не очень.

Для начала карта текущей расстановки сил. Она, на мой взгляд, довольно адекватна, так как учитывает специфику театра военных действий, где борьба за территории сочетается с борьбой за направления. Пустынный характер местности делает значительную часть территорий Востока и Юга Сирии непригодной для ведения не только боевых действий, но и маневров, при этом борьба за дороги и их перекрестки на этих участках местности становится определяющей:



Театр боевых действий охватывает четырех участников: правительственные войска, курдов, Исламский фронт и Джебхат ан-Нусру, ИГИЛ. При этом каждый из участников боевых действий воюет сразу на два фронта: правительственные войска против Исламского фронта и ИГИЛ, курды - против ИГИЛ и частично Исламского фронта, при этом подвергаясь атакам и со стороны турецкой армии. Тем не менее для курдов основными врагами в текущей конфигурации является именно ИГИЛ и турецкая армия. Исламский фронт противостоит ИГИЛ и правительству Асада, ИГИЛ вроде бы воюет со всеми участниками войны, однако сейчас основные боевые действия ведутся против курдов в Хасаке и Исламского фронта в Идлибе. Локальные столкновения в иных конфигурациях идут на всех участках фронта, однако основное значение имеют именно эти расклады.

Собственно, именно нынешняя конфигурация и определяет некоторый парадокс этой войны: ИГИЛ для Асада представляет значительно меньшую опасность, чем Исламский фронт. Это влияет и на распределение правительственных сил: большая их часть (приблизительно 45 тысяч человек) сосредоточены против группировок Исламского фронта на севере в центре страны, около 15 тысяч - на юге в Дераа и примерно 10-15 тысяч - против ИГИЛ. Это общие цифры, включающие в себя и боевые части, и приданные им. Возможно, они не совсем точны - но в удельном отношении где-то близки к реальности. Оставшиеся незадействованными на фронтах части сирийской армии находятся либо на отдыхе, либо задействованы в несении внутренней службы.

В военных действиях принимает участие Хезболла и (неофициально) подразделения иранских сил, однако они в основном действуют на границе с Ливаном, фактически выполняя военно-полицейские функции и проводя операции против блокированных групп боевиков в горной местности совместно с частями сирийской армии. Основная ударная сила Асада - Республиканская гвардия - задействована в обороне Дамаска и распылена по стране, являясь скелетом всей армии. Общее количество сирийской армии оценивается в 120-140 тысяч человек, порядка 40 тысяч - ополчение, примерно 40-50 тысяч - мобилизационный потенциал, который может быть задействован в критической ситуации.

Подобный расклад и соотношение сил позволяют сделать однозначный вывод: борьба с ИГИЛ для правительства на сегодняшний день является неактуальной. Асад не может высвободить сколь-либо значительные силы для того, чтобы нанести им серьезное поражение хотя бы на одном участке фронта. Здесь начинает играть роль фактор войны на два фронта - как только будут сняты войска, противостоящие Исламскому фронту, он немедленно может перейти в наступление. По этой же причине ИГИЛ не может развернуть пока серьезное наступление против Асада - его силы связаны борьбой с курдами на севере Сирии и Ирака, а также операциями против иракских сил.

Сказанное означает, что единственный шанс нанести ИГИЛ серьезное поражение силами сирийской армии на земле с помощью российской авиации в воздухе лежит в разгроме сил Исламского фронта на севере Сирии в Идлибе, высвобождении примерно 20-25 тысяч военных, которые могут нанести удар от Пальмиры к Дейр-эз-Зору, деблокировав его и отрезав северную группировку ИГИЛ от южных переходов границы Сирии и Ирака.

После этого в координации с силами курдской самообороны с двух сторон может быть нанесен удар вдоль русла Евфрата в направлении Ракки, который ИГИЛу отразить будет крайне сложно в виду существенно усложнившейся логистики.

Однако у столь очевидного плана есть один изъян. Исламский фронт - это те самые "ребелс", которые формально считаются на Западе сирийской оппозицией, хотя на самом деле они практически ничем не отличаются от ИГИЛ, а если и есть отличия - то только в худшую сторону. На территориях Исламского государства немеделнно создается вполне четкое подобие порядка, структурируются управленческие структуры, хаос жестко пресекается. Казни и террор являются инструментом наведения порядка, а также средством изгнания нелояльного населения. На территориях под контролем Исламского фронта ситуация выглядит гораздо хуже - террор имеет все признаки несистемного, центральная власть как таковая отсутствует и принадлежит исключительно полевым командирам группировок, которые и расположены на тех или иных территориях. В этом смысле если выбирать - то Исламское государство выглядит даже предпочтительнее Исламского фронта.

Запад и монархии Залива поддерживают именно Исламский фронт и считают действия против них со стороны России прямым вмешательством в сирийский гражданский конфликт на стороне Асада. Российское руководство понимает эту опасность и прямо сегодня Путин сообщил, что вмешательства во внутрисирийские проблемы мы не допустим и призвал к диалогу между оппозицией и правительством. У нас и у Запада есть различающиеся подходы - кого именно считать оппозицией, однако нет никаких сомнений, что удары России по Исламскому фронту вызовут негативную реакцию Запада.

На мой взгляд, никаких иных способов реально помочь правительству Асада в нынешней обстановке нет. Война с ИГИЛ сейчас не имеет серьезного оперативного значения для Дамаска, хотя, конечно, может помочь курдам. Однако курды категорически не намерены идти далеко от своих территорий, и на пешмергу можно рассчитывать - но ограниченно и с пониманием пределов этих ограничений для действий курдского ополчения. Говоря иначе - воевать за пределами своей территории курды не будут.

Подводя итог сказанному, можно сказать, что рациональный вариант ведения боевых действий, которые максимально эффективно могут помочь Асаду, неизбежно приведёт к существенному обострению отношений России и Запада, которые и без того далеко небезоблачны. Пока неясно, готово ли российское руководство идти на такой вариант ведения боевых действий, однако любые другие будут гораздо менее эффективны, если не сказать больше - имитационны.

Я не рассматриваю иракский театр боевых действий, хотя там есть своя специфика. Однако сегодня Ирак практически не способен оказать влияние на события в Сирии, поэтому, видимо, можно упростить общий обзор именно территорией Сирии.

ПС. Официальное видео министерства обороны России. Сегодняшние воздушные удары:



ППС. Карта расположение российских объектов в Сирии:



Comments 
1-окт-2015 07:20 am - Re: Хотя, с другой стороны...
Вася, шли бы вы мимо.К Шарику в компанию.
This page was loaded окт 21 2019, 7:40 am GMT.