el_murid (el_murid) wrote,
el_murid
el_murid

Маркер происходящего

"Правый сектор" продолжает наращивать свою структуру. Объявлено о создании новых батальонов в Сумской, Черниговской и Кировоградской областях.


На фоне успехов Порошенко в борьбе с олигархами первого эшелона Украины его неспособность справиться с маргиналами-националистами, которые недавно лишились поддержки со стороны системных правительственных структур после увольнения Наливайченко, неизбежно вынуждает задаваться вопросом - в чем дело. Невозможно на любительском уровне без серьезной подпитки и опоры на серьезную силу на равных противостоять президенту страны, пусть и такому карикатурному, как Порошенко.

Пожалуй, внутри Украины трудно найти ту силу, опираясь на которую, "Правый сектор" продолжает вполне неплохо существовать и развиваться. Однако если вспомнить его генезис, то скорее всего, речь идет о все той же силе, которая и создала эту террористическую организацию - ЦРУ США. Методы создания, организации и развития "Правого сектора" практически ничем не отличаются от сценариев, по которым создавались и натаскивались большинство террористических группировок Ближнего и Среднего Востока. Никаких внутренних ресурсов для продолжительного существования у таких группировок не существовало, лишь внешняя подпитка оружием, инструкторами, информационными и организационными возможностями позволила им выжить и нарастить свою мощь. В некоторых случаях спецслужбы-создатели упускали контроль над своими подопечными, после чего прямые методы контроля вынужденно уступали место опосредованным - не всегда успешным и эффективным.

К примеру, созданное Межведомственной разведкой Пакистана движение Талибан имело целью ликвидацию афганской семимахновщины в лице Альянса Семи, после чего Афганистан должен был войти в орбиту политики Пакистана на подчиненных ролях, чем существенно должен был усилить его позиции в региональном противостоянии с Индией. Альянс Семи был разгромлен, но Талибан вышел из-под пакистанского контроля и стал играть самостоятельную роль, а его пакистанское отделение (которое на самом деле изначально было весьма автономным, а сегодня - и откровенно враждебным афганскому Талибану) повело свою борьбу с Пакистаном, полагая власти страны отступниками и врагами ислама.

Примерно таким же образом возник и ИГИЛ - вначале как структура, призванная организационно объединить радикальные суннитские группировки Ирака для дальнейшей экспансии в Сирию и разгрома режима Асада. Утилитарный подход и здесь подвел специалистов ЦРУ - ИГИЛ очень быстро стал реализовывать собственный проект, и теперь Штаты вынуждены не столько использовать ИГИЛ, а сколько наоборот - корректировать свою политику в регионе в соответствии с тем, что предпринимают их, казалось бы, подопечные.

Тем не менее, непрямые методы управления процессами и событиями в рамках сценарных планов спецслужб США и их союзников требуют создания такого рода несистемных террористических группировок. Дело здесь не в каком-то зверстве, а в строго рациональных подходах и технологиях: США используют британский опыт, согласно которому стабильные (или квазистабильные) социальные структуры - государства и общества - ввергаются в искусственный острый кризис, в результате которого происходит их дезинтеграция, разрушаются устойчивые связи, позволяющие этим структурам пребывать в относительном гомеостазе. Для этого и требуются группировки, подобные Талибану, ИГИЛ, тому же "Правому сектору". Идеология подобных группировок совершенно не интересует их спонсоров, так как в планах не предусматривается их приход к власти. Смысл существования этих организаций согласно планам создателей - только в разрушении.

Второй этап всех сценариев Запада - это приход к власти марионеток, которые и будут проводить строго проамериканскую политику, а для контроля над ними под рукой всегда должны быть ослабленные, но тем не менее вполне дееспособные структуры, которые были использованы на первом этапе. Прекращение их массированной поддержки со стороны создателей резко ослабляет их ударные возможности, но окончательно их никогда не бросают, в идеале создавая бесконечную вялотекущую борьбу между созданным проамериканским режимом и террористическими проамериканскими группировками. Варьируя помощь тем и другим, Штаты рассчитывают создать ситуацию выгодного им равновесия, которое в любой момент можно искусственно сдвинуть в нужную им сторону.

В идеале именно так (или примерно так) выглядят все планы по переформатированию социальных субъектов силовым путем. По сути - это техология военного вторжения, только роль ударных армий играют структуры, созданные на базе тех, кого и будут "демократизировать". Очень экономно и эффективно по сравнению с прежними сценариями "блицкригов". Время масштабных индустриальных войн уходит в прошлое - просто потому, что стоимость современного вооружения и промышленный цикл его производства делают невозможными войны прошлого времени. Пришло время локальных кратковременных ожесточенных конфликтов, сопряженных с длительными внутренними гражданскими или иррегулярными конфликтами - как в Сирии, Ираке, Ливии, на Донбассе.

Это отступление сделано для того, чтобы вернуться вновь к "Правому сектору". То, что он продолжает наращивать свои возможности, говорит лишь о том, что с точки зрения ЦРУ переформатирование Украины еще не завершено. С точки зрения Государственного департамента, кстати, все наоборот - на сегодняшний момент Госдеп полагает, что все текущие цели и задачи достигнуты, и поэтому нужно остановиться и зафиксировать результат. В этом и кроется борьба между Госдепом и ЦРУ, у них существенно отличаются точки зрения на текущий момент на Украине, а поэтому между ними идет серьезная борьба, отголоски которой можно видеть по борьбе внутри нынешней украинской власти. Того же Наливайченко пытались снять почти год назад - и только теперь это удалось сделать окончательно. Госдеп победил - но только на этом локальном участке, и без сомнения, ЦРУ получило право на продвижение тех или иных своих проектов помимо тех, которые были связаны непосредственно с Наливайченко.

"Правый сектор" является угрозой в первую очередь Порошенко, и пока переформатирование Украины в сторону создания в ней ультраправого либерально-буржуазного режима не завершится, ЦРУ будет продолжать наращивать силу "Правого сектора", который и должен стать ударной силой тех, кто будет формировать этот режим. По сути, речь идет об аналогах штурмовых отрядов СА, с помощью которых Гитлер пришел к власти. После чего надобность в них отпала, головку СА вырезали, рядовых членов влили в новые структуры нового государства, на чем история штурмовиков и завершилась.

Украина - это один из инструментов контроля США над Россией. Для этого сегодняшний режим Порошенко слишком слаб и плохо мотивирован. Слишком много шкурных интересов у него самого и его режима, чтобы стать реальным врагом России. Собственно, с этим и связана предательская политика Кремля: он полагает, что лучше поддержать Порошенко, чем если на его место придут совсем отмороженные и идейные националисты. Вариант ликвидации киевского режима Кремль даже не рассматривает - это наступательная стратегия, требующая захвата инициативы, игры первым номером и жесткого противостояния Западу. Торгаши и предатели, сидящие в Кремле, не готовы на такую стратегию, им проще играть из-за спины. Им проще предать и продать, чем завоевать. Они и продают. Объектом торговли выступает русское население Донбасса - невелика потеря для российских по паспорту олигархов!

Пропагандистская мантра про то, что Россия выигрывает время, в какой-то мере довольно правдива - Кремль действительно выигрывает время. Только не в том виде, который был в 40 годы, когда шло лихорадочное оборонное строительство, мобилизовывался народ и армия, создавалась оборона страны. Нет, сегодня выигрывание времени - это просто лагерное "Умри ты сегодня, а я - завтра". На большее нынешние правители не способны. Тем не менее, - да, вся политика Кремля на Украине - это именно оттяжка времени. Выиграли здесь неделю, здесь - месяц. Так, глядишь, и еще год продержимся.

В этом смысле для Кремля поддержка Порошенко и его кровавого режима выглядит разумной и логичной. Мало того - есть все основания говорить о том, что этот режим по сравнению с тем, что может воплотиться на Украине, покажется либеральным и человеколюбивым. И это тоже правда - зверства, которые во время Второй мировой творили бандеровцы, вполне достойны тех, что демонстрируют сегодня боевики ИГИЛ, и сегодняшний Донбасс может показаться торжеством гуманизма, если эти ребята возьмутся за дело по-настоящему.

Собственно, "Правый сектор" здесь выступает именно маркером происходящего. Субъектами действий на Украине выступают разные точки зрения и силы США, и "Правый сектор", как ключевой инструмент одной из этих сил, показывает - на каком этапе и уровне находится борьба между ними. Россия дистанцировалась от возможности перехвата инициативы на Украине и ведет сугубо рефлекторную догоняющую политику. Это означает лишь то, что мы будем подстраиваться под ту картину региона, которую сформируют для нас американцы. Наше участие в этом будет сугубо номинальным.

Поэтому международные позиции России и ухудшаются - мы выступаем в роли объекта чужой политики, поэтому нас никто и не рассматривает, как самостоятельных игроков. Повторюсь - пропаганда, льющая попеременно елей и помои нам в уши, естественно, будет представлять происходящее как цепь бесконечных побед Москвы. Реальность выглядит несколько более бледной. До тех пор, пока Россия не поведет борьбу за перехват инициативы, до тех пор, пока мы и только мы не будем формировать политику окружающих нас государств и территорий - до тех пор мы будем объектом и продолжать скатываться вниз, как бы это ни преподносилось из телевизора.

Tags: Россия, США, Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 123 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →