el_murid (el_murid) wrote,
el_murid
el_murid

Categories:

Резолютивная часть

На конференции я выступил, потому могу дать и вторую часть своего доклада.

Войны никто не хотел, война была неизбежна. Пожалуй, эта известная фраза лучше всего характеризует сложившуюся военно-политическую и оперативную обстановку вокруг России. Мы не можем сейчас в точности спрогнозировать ни сценарий, ни место, ни время ее начала хотя бы потому, что Россия весной прошлого года отдала инициативу в руки своих врагов, отказавшись развивать достигнутый в Крыму успех. Теперь они определяют те решения, которые в итоге должны будут привести к реализации их планов.

Тем не менее, возможность перехвата инициативы существует, однако важнейший фактор происходящих процессов — время. Упустив его, мы рискуем окончательно стать объектом событий и выходить из навязанных нам сценариев традиционно через колоссальные издержки, кровь и разрушения. Выдержит ли страна их — большой вопрос. Несмотря на во многом истеричную пропаганду, рассказывающую нам о подвиге дедов, мы — не деды. Это они победители, это они построили мощную сверхдержаву. В нашем активе пока лишь ее разрушение по всем направлениям.

Украина, как было сказано ранее, является сегодня угрозой, которая еще имеет возможность быть нейтрализованной нашими превентивными действиями. Поэтому ослабить удавку вокруг нашей страны мы можем в первую очередь на этом направлении.

Если российское руководство осознает грозящую нам общую опасность и примет решение решать украинский вопрос в опережающем темпе, у такого решения, как и и любого решения вообще, есть ряд граничных условий — так называемый коридор. Положительное решение возможно лишь в рамках этого коридора.

Первое и ключевое условие любого конфликта на украинском направлении — ни при каких обстоятельствах мы не должны допустить прямого военного столкновения между Россией и Украиной. Допустив его, мы сразу проиграем всё.

Дело здесь в том, что прямое военное столкновение не может быть скоротечным, как это было в войне 2008 года — не тот противник. Никакого блицкрига не просматривается ни в каком из возможных сценариев. Время упущено, Украина сумела преодолеть все проблемы развала управления, возникшие после государственного переворота. Создана мобилизационная система, население страны мотивировано на борьбу, армия приобрела колоссальный боевой опыт и продолжает стремительными темпами наращивать свою численность.

Допустив прямое столкновение с Украиной, Россия попадет в ту же ловушку, в которую попали Соединенные Штаты после 2003 года — они фактически «завесили» свою армию в Ираке и Афганистане, выключив ее из инструментов политики. Это никак не повлияло на общее миролюбие США, однако резко снизило их возможности навязывать свою волю военным путем.

Россия, попав в аналогичную ситуацию и имея в противниках США и НАТО, а также две набухающие угрозы со стороны Исламского государства и повторного возвращения Талибана, окажется фактически беззащитной и не сможет полноценно отразить любую из этих угроз.

Второе граничное условие конфликта с Украиной заключается в том, что мы не можем допустить войны с ней в классическом смысле этого слова. Как известно, суть войны — не в захвате территорий, а в разгроме армии противника, после чего противнику можно навязывать свою волю и условия. Мы не можем идти по этому сценарию просто потому, что он неизбежно ведет нас к традиционной войне, как столкновению военных структур. Этим будет нарушено первое граничное условие. Кроме того, если мы рассчитываем победить, то Украина станет нашей зоной ответственности, а значит — чем меньше разрушений будет причинено в ходе войны с ней, тем больше шансов на ее послевоенное обустройство. Нам совершенно не нужен Ирак или Сомали под боком, который мы попросту надорвемся тащить.

Есть и другие условия, однако эти два — ключевые.

Единственный рациональный сценарий, который возникает в рамках этого коридора решений — это война современного, нового типа. Так называемая война по доверенности. Однако и здесь есть несколько ограничений.

Мы не можем «доверить» ведение этой войны ни ДНР, ни ЛНР, ни даже если вдруг решим создать некую «Новороссию» - для России предельно важно сохранить единство Украины, так как лишь в этом случае мы сможем сохранить ее уникальное положение буферной территории между Россией и НАТО. В случае, если вдруг Донецк и Луганск вдруг заявят о своей решимости освободить Украину от нацистов в Киеве, их инициативу не поддержат ни в Днепропетровске, ни в Харькове, ни в Киеве, ни в Львове. ДНР и ЛНР не могут индуцировать себя на пространство Украины просто потому, что за ними нет объединяющей идеи, которая будет поддержана большинством населения Украины, а тот жуткий порядок, который выстроен полубандитской властью Донецка и Луганска, тысячи людей в подвалах, рахитичное государственное управление, маргиналы во власти с клеймом кремлевских марионеток — все это мало чем отличается от нынешней киевской власти, управляющей Украиной с помощью террора.

Нужен новый субъект действия. Субъект, способный выдвинуть объединительную для украинцев идею, обладающий ресурсами и способностью решить ключевую задачу в рамках указанного коридора решений и выполнить основную цель войны — ликвидацию киевской хунты и строящегося на территории Украины режима интегрального украинского национализма.

Высказанная не так давно идея о создании правительства Украины в изгнании выглядит наиболее продуктивной в этом отношении. Оно может стать тем новым субъектом, который выдвинет объединительную идею и сможет провести операцию по ликвидации киевской хунты без тотальной войны на территории Украины.

Сегодня существует колоссальный ресурс, который пока не задействован — это два миллиона этнических украинцев-граждан России, это миллион беженцев-граждан Украины. Происходящее на их родине касается их напрямую — там их дома, их родственники. Они имеют право, чтобы их интересы на этом направлении были представлены и защищены. Они имеют право принять свое личное участие в ликвидации последствий государственного переворота 2014 года. Им нужно организующее начало. Правительство в изгнании может и должно стать таким началом.

Кроме того, есть и политический момент: я, как и очень многие люди, резко отрицательно отношусь к тому, что Россия объявила залитого кровью убийцу Порошенко и его клику своим партнером. Однако можно понять и руководство России — в отсутствие альтернативы киевской хунте приходится иметь дело с ней. Вопрос нравится-не нравится здесь не может быть поставлен, проблема носит сугубо рациональный характер.

Военное, а точнее, силовое решение украинской угрозы для России в таком случае видится как поддержка инициативы по созданию правительства Украины в изгнании, помощь ему в структурировании и накачка его ресурсами.

Освобождение Украины должно стать его основной целью на текущем этапе, после него — перехват управления и проведение антикризисных мероприятий. Только после того, как эти две задачи будут выполнены, возможно проведение стандартных процедур легитимизации новой власти Украины через всеобщие выборы на основе, безусловно, новой конституции (даже временной) Украины.

Вопросы создания такого правительства, его структуры, тактических целей и задач, создание новой идеологии — в общем, весь крайне непростой комплекс проблем, включая и действия по ликвидации киевской хунты — отдельный, сложный и многоплановый вопрос, который сейчас не имеет смысла досконально разбирать. Ключевая задача — принять решение о создании такого субъекта и согласие с целью его создания. Если такое решение будет принято, появится смысл в детализации.
Tags: Петербург
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 289 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →