el_murid (el_murid) wrote,
el_murid
el_murid

Categories:

Наступательный и непрямой ответ

Еще одной особенностью Исламского государства - во всяком случае в сравнении с Аль-Кайедой и традиционными исламистскими группировками и организациями новейшего времени - можно назвать четко позиционированные стратегические цели.



Если исходить из заявленной Аль-Кайедой цели, то она намерена свергнуть все светские режимы в странах, которые она полагает территорией ислама и создать на их территории единый Халифат.

Утопичность этой цели очевидна, так как совершенно не учитывает национальные, внутриконфессиональные, исторические особенности сегодняшних исламских стран Как именно руководство Аль-Кайеды намерено объединить под своей рукой, к примеру, Иран, Саудовскую Аравию и, допустим, Йемен - оно не разглашает. Видимо, потому, что у него нет ответа на этот вопрос. Автоматически Аль-Кайеда приходит к идеологии вечной войны, у которой нет и не может быть конца. Удивительным образом эта концепция совпадает с задачами Соединенных Штатов на нынешнем историческом этапе - создание зон перманентной турбулентности в разных регионах мира, включая, естественно, и исламские страны.

Исламское государство, поставив перед собой гораздо более ограниченную цель - построение государства иракцев-суннитов на территориях, ограниченных исторической областью Левант, выглядит в этом случае гораздо более практичным, а цель - вполне достижимой. На самом деле такие задачи ставят перед собой разные исламистские группировки и организации, и у некоторых они находятся на разных этапах реализации.

Скажем, ливанская "Хезболла" вполне четко реализует стратегию создания шиитского государства в рамках сегодняшнего Ливана, и во многом преуспела в этом, пройдя трансформацию от обычной террористической группировки во вполне политическую партию. Хотя она и имеет ряд родовых черт, излишне милитаризована, однако назвать ее обычной террористической организацией можно с очень большой натяжкой. Хуже дела обстоят у ФАТХ и ХАМАС, которые пытаются реализовать идею строительства палестинского государства. В целом это можно объяснить тем, что и ХАМАС, и ФАТХ - это в большей степени коммерческие проекты их руководства, которое паразитирует на этой идее и извлекает из нее вполне вещественные дивиденды. Отсюда и довольно плачевный результат.

Так или иначе, но пока ничего уникального в целях ИГ нет. Однако пути реализации вытекающих их поставленной цели задач выглядят во многом инновационными для обычной исламистской группировки, пусть даже и успешной в деле реализации заявленных ею путей.

Исламское государство как территория, на которую распространяется власть группировки ИГИЛ, состоялось. Во всяком случае первый этап строительства своего государства пройден. Возникает вопрос - как ИГИЛ станет реализовывать второй этап - защиту завоеванного и мирное строительство. Известно, что завоевать кубок всегда проще, чем защитить на следующем турнире свое звание чемпиона. ИГИЛ решает сегодня именно эту задачу. И вот здесь ее подходы выглядят весьма любопытными.

ИГ, как успешный проект, вызвал взрыв энтузиазма и целой моды в арабском мире. Принадлежать к Исламскому государству стало престижным, а независимость ИГ от внешних спонсоров и опора его на собственные ресурсы и силы делает союз с ним весьма привлекательным. Обвальные присяги Халифу Аль-Багдади со стороны самых разных террористических группировок Ближнего Востока и Северной Африки в какой-то мере привели сугубо региональную группировку, которая и не ставит перед собой более глобальные цели за пределами обозначенного ею ареала, на уровень Аль-Кайеды. В какой-то мере это вывело ИГ в разряд мировых угроз - во всяком случае, президент Обама в этом вопросе был весьма четок и конкретен.

Обанкротившаяся Аль-Кайеда, как мировое зло, для американцев стала злом привычным, его стали даже как-то подзабывать, но теперь США могут вдохнуть новую жизнь и наполнить новым содержанием старые мехи своей политики борьбы с терроризмом. Однако пока цели ИГ не изменились - Аль-Багдади, правда, попытался выступить несколько раз не по бумажке и что-то там такое заявить, но судя по всему, был весьма быстро одернут старшими товарищами, и с тех пор его заявления носили предельно неконкретный характер типа заклинаний съездов КПСС о победе коммунизма во всем мире.

Однако принятие присяги со стороны исламистских группировок продолжилось, и буквально сегодня пришло пока совершенно неконкретное сообщение о том, что даже ХАМАС на днях готова принести подобную присягу, что на самом деле будет выглядеть сенсацией регионального масштаба. Будет более конкретная информация - можно будет это разобрать отдельно, но пока есть смысл просто упомянуть о самом факте. Точнее, предположении.

Это означает, что Шура ИГ (орган высшего управления, состоящий предположительно из 9-12 человек) вполне сознательно приняла решение о переносе своей деятельности за пределы заявленных ею границ своего государства. Означает ли это смену идеологии, стратегии и целей нового Халифата?

С одной стороны - да. Назвав свое государство Халифатом, а Аль-Багдади - Халифом, ИГИЛ сделала очень серьезную заявку на весь исламский мир. По сути, теперь все короли, шейхи и эмиры должны признать себя подданными Аль-Багдади, а если нет - рискуют быть объявленными мятежниками и отступниками. Само по себе объявление Халифата прошло с весьма грубыми нарушениями. Главное из них - ведущие и авторитетнейшие религиозные деятели не дали на это свое согласие. Однако дело сделано, назад пути нет. Теперь Халифат обязан подчинить себе все исламские страны и заставить их признать себя частью Халифата и подданными Халифа. В противном случае они таковыми не будут рассматриваться. Присяга исламистских группировок Аль-Багдади - шаг в этом направлении.

Вот только помимо столь глобальных целей у ИГ прямо сейчас есть проблема гораздо более насущная - наступательный порыв прошлого лета иссяк, захваченные территории нужно оборонять от слишком большого числа врагов - курдов, иранцев, иракцев-шиитов, ну, международная коалиция, конечно, добавляет некоторые проблемы, хотя ее успехи выглядят крайне скромными. Тем не менее, пока ИГ не до мирового господства - ему бы свое уберечь.

Вот именно с этой точки и начинается уникальность подходов Исламского государства к выполнению этой задачи. "В лоб" проблема защиты завоеванной территории решается созданием на ней ситуации осажденной крепости и оборона ее любой ценой. Но у ИГ есть проблема - в военном отношении она остается крайне слабым субъектом событий. Вот что пишет об этом Игорь Панкратенко в своей статье "Иран против «Исламского государства»: За что воюет Тегеран?" от 25 февраля 2015 года для портала "Иран.Ру":

"...Военные возможности боевиков «Исламского государства» оцениваются иранскими специалистами весьма скептически. В беседах с автором статьи они однозначно утверждали, что даже самые подготовленные отряды джихадистов не могут длительное время противостоять спецназу Хизбаллы и шиитского ополчения, в состав которых входят офицеры-инструкторы КСИР. Тем более тактике рейдов и точечных ударов поисково-разведывательных групп этих подразделений, разработанной на основе опыта советского спецназа в Афганистане.

По мнению серьезных иранских аналитиков, если бы не «входящие политические обстоятельства» − недееспособность регулярной иракской армии, особая позиция курдских ополченцев, двойственная политика Багдада по отношению к шиитским формированиям − с основными силами джихадистов было бы покончено в течение года..."


В каком-то смысле здесь прослеживается очень четкая аналогия с ополчением Донбасса. Не по методам - но по целям и возможностям. Территория Донбасса и территория ИГ скудны на ресурсы. Переход к обороне будет означать стратегическое поражение - что ИГ, что ДНР и ЛНР. Никакие подпитки извне (в случае ДНР и ЛНР) или с опорой на внутренние ресурсы (в случае ИГ) не изменят это положение. Противники попросту задавят эти образования даже вялой, но постоянной войной на истощение. Попытки Киева решить вопрос одним ударом говорят лишь о кретинизме киевского руководства и собственном цейтноте, вызванном динамично развивающейся катастрофой Украины, в которой война является единственным способом продления жизни киевской хунты. Однако на положении ДНР и ЛНР это не сказывается никак - в их сегодняшних границах и при оборонительной стратегии они, безусловно, обречены.

У ИГ ситуация в этом смысле гораздо хуже - против него выступает Юг Ирака, Иран, Иракский Курдистан, международная коалиция и суннитские племена Анбара. С любым из этих противников война выглядит занятием исключительно сложным, а против всех - совершенно бесперспективным.

Однако от борьбы никто отказываться не собирается. Слабости ИГ должны стать его сильными сторонами. И можно сказать, что Шура ИГ, принимая присягу от исламистов огромного региона, делает это не ради пиара Аль-Багдади и удовлетворения его мелких страстей.

Если нет сил сидеть в обороне - нужно переходить в наступление. Военная аксиома, известная бывшим бригадным генералам и полковникам Саддама Хусейна наряду с многими другими. Естественно, никакого наступления в лоб или психической атаки - прагматики до мозга костей, военные спецы Саддама ориентированы только на результат.

Защищать базовую территорию можно долго и успешно, если ставить между нею и войсками противника буферные территории, в которых наступательный порыв противника будет тормозиться и гаситься. Не зря Россия всегда стремилась обезопасить свои военные и политические центры созданием таких территорий и обороной их от любого врага - тем самым она спасала свою важнейшую центральную территорию и обеспечивала выживание государства и народа. Утрата такого буфера всегда ставила нас перед угрозой полного поражения. Сдача Горбачевым Восточной Европы стала прелюдией к развалу СССР. И хотя он пал не под танковыми колоннами НАТО, но по сути, Горбачев сдал страну не в 91, а в 89. Сегодняшние ничтожества, сдающие Украину под одобрительные аплодисменты верящих в их нечеловеческий гений, приговаривают к гибели уже Россию, которой они попросту не оставляют шанса. Противники российского вмешательства в украинские дела и уничтожения нацистской хунты ("лишь бы не было войны") не отдают себе отчет в последствиях происходящего. Ну, или прячут голову в песок - разница, в сущности, невелика.

Исламское государство намерено использовать присягнувшие ему террористические группировки для создания таких буферных территорий, вынудив своих противников отвлекаться от самого ИГ на борьбу далеко за его пределами. Уже понятны контуры будущих театров военных действий: Аль-Кайеда Аравийского Полуострова АКАП, базирующаяся в Йемене, станет головной болью Саудовской Аравии и всей аравийской "шестерки". Ливийские террористы, присягнувшие Аль-Багдади и контролирующие на сегодня столицу Ливии Триполи (это те самые, которые казнили египетских коптов) должны будут стать угрозой для Египта (и Суэцкого канала) и Европы в целом. Против Европы уже готовы три тысячи боевиков самого ИГ - выходцы из европейских государств.

Иран тоже уязвим - в его провинции Систан и Белуджистан на юго-востоке страны активно действуют исламисты  группировки "Джундаллах", которые по любопытному стечению обстоятельств буквально 5-6 дней назад принесли присягу Халифу Аль-Багдади:

"...Не так давно появилась заслуживающая пристального внимания информация о том, что радикальная исламистская группировка "Джундаллах", требующая отделения от Ирана провинции Систан и Белуджистан, присягнула на верность "Исламскому государству". Две экстремистские организации обменялись делегациями и договорились объединенными силами вести борьбу против Тегерана..."

Где ИГ, а где Белуджистан - но у Шуры Исламского государства есть вполне четкий и ясный интерес в этой точке региона.

Создание буферных зон, в которые будет перетекать борьба с окружившими Исламское государство противниками, есть ответ ИГ своим врагам. Причем ответ строго в наступательном ключе, с задачей перехватить инициативу и навязать борьбу далеко за пределами территории своего государства на своих условиях. Это и есть непрямой ответ и наступательная стратегия, которая позволит избежать неизбежного поражения в том сценарии глухой обороны, который навязывают Исламскому государству его противники.

Естественно, что ничего не предопределено, и поражение ИГ тоже возможно. Однако оно не намерено складывать руки, засовывать голову в песок или изобретать какие-то убогие хитрые планы. И уж точно оно не намерено вести переговоры о мире, которые все равно закончатся новой войной на невыгодных для него условиях. Оно борется и завоевывает свое место под солнцем. Удастся ли это - знает только Аллах, но удача улыбается смелым.

Tags: ИГ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 97 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →