February 13th, 2021

El Murid

Шантаж

Вчерашнее интервью Лаврова, где он высказался о готовности Кремля к разрыву отношений с Европой и Западом в целом, практически сразу был вынужден расшифровывать Песков. Его интерпретация слов Лаврова была гораздо более сдержанной. То, что пресс-секретарь президента вынужден разъяснять слова министра, у которого есть своя собственная пресс-служба, говорит, скорее, о какой-то импровизации Лаврова, чем об очередном изгибе общей линии партии.



Collapse )
El Murid

Сигналы и намёки

Новый госсекретарь США Блинкен с 16 февраля отменяет решение предыдущей администрации о признании йеменского движения «Ансар Алла» в качестве террористической организации.

Это решение, вне всякого сомнения, лежит в новом русле ближневосточной политики, которая возвращается к тем контурам, которые она приобрела при Обаме. Суть ее в том, чтобы снизить (и довольно существенно) уровень отношений США с ближневосточными монархиями (Саудовской Аравией в первую очередь) и с Израилем, повысив, соответственно, уровень отношений с Ираном. Причина у этого вполне определенная, хотя находится достаточно далеко от региона.

1560357436_0-133-3254-1963_600x0_80_0_0_1075ea5382449d0920674b923ee237d6

Collapse )
El Murid

Ужасы нашего городка

Человечество ждет пандемия вируса гораздо опаснее, чем пандемия SARS-CoV-2. Новая инфекция может прийти двумя путями. С таким предупреждением в разговоре с URA.RU выступил врач и телеведущий Александр Мясников...Чтобы спастись от новой пандемии, человечеству нужно успеть разработать препарат, отметил теледоктор. Однако неизвестно, сколько времени есть в запасе, сказал Мясников. «Новая пандемия не должна прийти до того, как мы разработаем универсальную вакцину от гриппа. Иначе плохо будет. Когда придет — не знаю. Может через год, может через пять или десять лет. Именно поэтому все — на борьбу за новую универсальную вакцину от гриппа», — заключил Мясников.

Всё, как заказывали. Врачи (а точнее, политиканы с медицинскими дипломами), получив в ходе нынешних карантинных событий политическую субъектность, категорически не желают с ней расставаться. А потому для них квази-медицинский террор — единственная возможность удерживать как можно дольше эту субъектность.

Collapse )