April 23rd, 2017

El Murid

Мосул. Седьмой месяц штурма

Иракские СМИ сообщили о том, что правительственным силам удалось отбить атаку ИГИЛ на штаб операции по освобождению Мосула на юге от города.

Пропаганда, при том, что ее основное предназначение - в основном лгать, обладает своим собственным языком, который во многом позволяет понять реальное положение вещей даже в той мутной воде, которую выплескивет официоз. Это относится вообще к любой пропаганде - нашей, американской, иракской или какой еще.

Collapse )
El Murid

Хальфайя

ХальфайяСирийским военным и наемникам удалось захватить город Хальфайя в провинции Хама. Успех довольно значительный, так как город имеет важное оперативное значение в первую очередь как крупный транспортный узел. Правда, нужно уточнить, что с фактической точки зрения армия сумела вернуть позиции, с которых ее сбили боевики в августе 16 года, да и вообще Хальфайя переходит из рук в руки третий раз за войну. Первый раз боевики сумели взять город в декабре 12 года, в мае 13 армия вернула его под свой контроль. В августе 14 боевики снова овладели городом, позже военные его отбили. Последний раз боевикам удалось захватить город в августе 16, теперь армия снова освобождает его.

Для того, чтобы восстановить положение в Хаме, сирийцам пришлось собрать все имеющиеся у них силы, сняв их с провинций Алеппо и Хомс - что предсказуемо привело к остановке наступательных операций в этих местах. Боевикам достаточно нанести ощутимый удар в другом месте, чтобы сирийцы были вынуждены останавливаться и начинать ликвидировать кризис уже там. Пока у Асада есть мобильный резерв приблизительно в 5-6 тысяч человек, он еще способен на реакцию, однако еще год назад этот резерв насчитывал порядка 15-20 тысяч человек, и очевидно, что его возможности близки к полному исчерпанию.

Совершенно не зря Асад заговорил о необходимости привлечения российской армии к наземным операциям - у него просто нет никаких иных возможностей продолжать борьбу. Иранцы, судя по всему, наращивать свои силы в Сирии не будут ввиду серьезных противоречий с Россией, а значит - совершенно не готовы воевать за ее интересы.

Объективно к середине-концу лета резервы Асада подойдут к концу, и перед Кремлем так или иначе, но встанет проблема - что делать дальше. Либо вводить наземный контингент уже по-серьезному (и неизбежно начинать нести серьезные потери, которые прикрыть враньем и умолчанием уже точно не получится - а год-то предвыборный, плохих новостей быть не должно), либо по своей привычке оставить все как есть - но это будет означать перевод обстановки в совершенно неустойчивое положение.
El Murid

Референдум

Судя по всему, референдум о судьбе Исаакиевского собора все-таки не будет проведен. Позавчера комитет Заксобрания вынес отрицательный отзыв по этому вопросу. Когда именно решение будет окончательно принято Заксобранием, неизвестно - во всяком случае, на заседании 26 апреля этого вопроса пока нет, но вероятность отказа в проведении референдума практически стопроцентная.

В общем-то, никаких особенных вопросов ситуация не вызывает. Даже предположение, что решения власти, пусть и абсурдные, в принципе могут обсуждаться народом, для нынешнего правящего режима абсолютно нетерпимо. У народа нет никаких прав, кроме единодушного одобрения. Анекдот, в конце которого народ робко спрашивает: а веревки и мыло выдадут или приходить со своими, в реальности стал нормой жизни.

Проблема, как всегда, заключается в последствиях. Чем жестче закрывается решение любых (даже самых незначительных) противоречий, тем сильнее будет откат, когда держать обстановку будет уже невозможно. Беспощадность русского бунта всегда была обусловлена как бесконечным терпением народа, так и беспредельной наглостью власти, категорически отказывающейся разрешать проблемы. В итоге в какой-то точке напряжение достигает неприемлемых значений, и откат назад пролетает точку равновесия, даже не замечая ее.
El Murid

Выборы и надежды

Российские СМИ предсказуемо рвут глотку, освещая французские выборы. Понятно, рвут за Ле Пен, которую назначили очередным спасителем России и нашим человеком. Победить она, откровенно говоря, вряд ли сможет - даже по итогам первого тура она на крепком втором месте, а уж во втором туре шансов у нее еще меньше. Но, понятно, бывает всякое. Тем и интересна демократия, что никто заранее не знает фамилию победителя. У нас с этим все-таки попроще. У дикости и средневековья типа нашего свои преимущества - мы по крайней мере точно знаем, что если наше Всё возжелает править страной еще шесть лет, то официальные итоги выборов будут предсказуемы. Хоть тут стабильность.

Тем не менее, тренд на лихорадочные надежды, связанные с выборами в Европах и Америках, показателен. Путин настолько ухудшил общее положение России в мире и настолько завалил всю обстановку внутри страны, что для нас любой импортный политик, даже если произносит сугубо дежурную фразу на тему "Надо бы с Россией иметь хорошие отношения", становится фактически лучом света и надёжей.

Это проблема, на самом деле. Несмотря на бравый официоз и уверения, что санкции нас оздоравливают небывалыми темпами, в реальности всё строго наоборот. Уже все понимают, что нынешний режим не способен вообще ни к чему (хотя опять же - сейчас такую мысль даже думать крамола, не то чтобы озвучивать), а потому единственное спасение - в ком-то еще. Кто по никому неизвестной причине будет любить Россию настолько без памяти, что наплюет на интересы своей собственной страны.

Собственно, с этим и было связано постыднейшее мероприятие, когда наш бомонд по-кретински радовался победе Трампа. Точно такая же стыдобища теперь повторяется с Францией - всем приказано болеть за Ле Пен. Хотя по правде говоря - с какой радости она будет нам помогать выбираться из той глубокой дыры, куда нас завела мудрая политика нашего правящего ничтожества. Если вам, ребята, с высокой колокольни на свою страну, почему кто-то будет стараться за вас?