August 29th, 2013

основной

"Взгляд" Утренний онлайн 29.08

Ночные новости вокруг Сирии не принесли ничего определенного. Трудно сказать, хорошо это или нет, но президент Обама в своем выступлении, сделанном на фоне 50-летия сакральной для США фразы «I Have a Dream», так и не прояснил свою позицию по действиям в отношении Сирии. «Я еще не принял решение», – вот суть сказанного им о Сирии.

В события вокруг Сирии начинает включаться и высшее российское руководство. Телефонный разговор между Путиным и Рохани официально подан в предельно выдержанном стиле – стороны выразили озабоченность и призвали к исключительно дипломатическому разрешению кризиса. Однако здесь важно скорее не содержание, а факт. Отношения Ирана и России далеко не безоблачны, и череда мелких уколов сопровождает наши отношения все последние годы. Из последнего – протокольные нюансы, не позволившие встретиться лично президентам обеих стран. Однако угрожающая для нас обстановка в Сирии вынуждает не заострять внимание на проблемах, и вот уже проходит сообщение, что Иран готов забыть мелкую неприятность в виде срыва контракта на поставку российских С-300. Именно эта мелочь создает проблемы в военно-техническом сотрудничестве.


ПС. Жесткая реакция военного руководства Египта в отношении сирийских событий и вероятной интервенции Запада идет вразрез интересам поддержавших его аравийских монархий. Ничего необычного в этом нет, скорее, прослеживается вполне определенная логика.

Collapse )

основной

Раздумья

В романе Стефана Цвейга «Мария Стюарт» автор описывал ситуацию, в которую попала героиня после того, как ейный полюбовник Босуэлл уморил законного мужа Марии и по совместительству короля Шотландии посредством теракта с применением СВУ. Дело по меркам тех времен было пустяшное, от Марии требовалось лишь соблюдение некоторого политеса – ну, там траур надеть, слезу пустить, издать громогласный указ о покарании всех причастных. Однако королева впала в ступор, чем вызвала законное неудовольствие евромонархов, которые не очень понимали, как реагировать на ситуацию. Вроде бы дело семейное, с другой стороны, если каждый смерд начнет покушаться на венценосных особ, то тут уже вопрос международной безопасности. В итоге прагматичная соседка по острову упекла Стюарт в узилище, правда, совсем по иному поводу, на чем проблема была закрыта.


Президент Обама в ситуации с Сирией ведет себя весьма схожим образом. День идет за днем, от него требуется изронить Слово, но он продолжает молчать. Уже даже неважно, что именно будет произнесено – сам факт столь продолжительных колебаний играет против Обамы, причем как со стороны союзников, так и противников.

Вроде бы есть сугубо формальные отговорки вроде необходимости получения согласия Конгресса, однако сам Обама во время ливийской войны изобрел чудесную формулу – если мы не объявили войну по всем правилам, то и не воюем, а потому согласия Конгресса на нее не требуется.

Collapse )
основной

Осторожный прогноз

Покажусь неоригинальным, но пока дело идет к тому, что вся возня вокруг Сирии способна окончиться громким и неприличным звуком. И дело здесь не столько в том, что Запад столкнулся с каким-то особо жестким сопротивлением, сколько с тем, что несколько переоценил свои возможности. Предыдущая политика, направленная на косвенное участие в войне, давала определенный результат, который можно было прогнозировать. Прямое вхождение в конфликт сразу сделало перспективы крайне туманными.


Основная проблема не в том, что Запад не может разгромить сирийскую армию, а в том, что ему до сих пор непонятно - зачем это делать. У войны нет главного - стратегической цели. Увольнение президента Асада и покарание его за разновсякие преступления - это, конечно, нужное и благородное с точки зрения обывателя дело, однако целью точно не является. Нет цели - нет понимания того, как именно её достичь. Поэтому немедленно началось обсуждение самых разных сценариев - от точечной атаки до наземного вторжения. То, что эти сценарии оглашали сами военные и политики, говорило только о том, что им не понятно - какова задача стоит перед ними.

Collapse )