el_murid (el_murid) wrote,
el_murid
el_murid

Представительские расходы

Встреча президента США с лидером сирийской оппозиции Ахмедом Джарбой примечательна как минимум двумя моментами — самим фактом встречи и своей результативностью — Джарба получил почти 290 миллионов долларов помощи. Ярошу, кстати, предлагали всего 10 миллионов — то есть, Джарба выглядит для Америки в 30 раз более ценным кадром, чем нацист Ярош.


То, что Ахмед Джарба — банальный уголовник без малейшего политического окраса, Обаму не слишком смущает. Инкриминируемые Джарбе в свое время мошенничество и участие в заказном убийстве, в сущности, милый пустяк на фоне тех задач, которые на него возложены и которые решено профинансировать весьма немалой суммой.

Задачи прямо вытекают из складывающейся сейчас в Сирии обстановки. Она, мягко говоря, не слишком радует Запад. Внутри Сирии правительство без громких успехов, но последовательно уничтожает иностранных наемников и интервентов, в то же самое время постоянно ведя переговоры и зачастую успешно договариваясь с боевиками-сирийцами.

Именно так, наконец, решен вопрос с Хомсом, который был атакован и частично захвачен боевиками еще в конце 2011 года. Окруженная группировка боевиков, рассеченная в боях и запертая в нескольких кварталах города, была вынуждена пойти на переговоры и дала согласие на свой выход. Это не сдача в плен и не прекращение борьбы — боевиков на автобусах с легким стрелковым оружием вывезли в город Ар-Растан. Но Хомс они освободили. При этом армия не вела переговоров и не давала никаких гарантий небольшой группе иностранных наемников в городе и как раз сейчас зачищает от них последние опорные пункты.

Это серьезная победа. Вымученная, но победа. В руках боевиков остается лишь один сопоставимый по значению город Сирии — Алеппо, точнее, его часть. Армия так же мучительно долго и сложно, но продолжает чистить окрестности Дамаска, и скорее всего, хомский сценарий через некоторое время повторится и здесь.

Ликвидирован прорыв пяти тысяч боевиков на северо-западе Сирии в армянском анклаве Латакии Кесаб. Бои еще продолжаются, но и здесь перспектив у боевиков нет.

Военного решения, с помощью которого Запад и аравийские монархии могут решить свою главную задачу — отстранение от власти Асада — не существует. В какой-то степени понимание этого уже привело к тому, что год назад в Катаре произошла смена власти, более похожая на мягкий переворот, в ходе которого был отстранен от власти не только эмир Хамад ат-Тани, но и его премьер-министр Хамад бен Джассем ат-Тани, которые и являлись проводниками идеи сирийской войны. К власти пришел эмир Тамим, за которым стоит прагматичная и мощная группировка, возглавляемая его матерью Мозой бинт Насер и творцом катарской газовой программы Абдаллой аль-Аттыйя. Эта группировка относится к сирийской войне значительно более прохладно и не намерена ее продолжать, учитывая бессмысленность дальнейших затрат.

Второй спонсор войны — Саудовская Аравия — пока продолжает финансирование подконтрольных ей боевиков, однако недавние события, в ходе которых был отстранен от власти и, главное, от «сирийского досье» принц Бандар бин Султан, говорят о том, что Королевство тоже намерено серьезно пересмотреть как цели, так и формат своего участия в насквозь убыточном мероприятии. «Досье» передано в руки министру внутренних дел Мохаммеду бин Найефу. Учитывая, что сирийская война для Саудовской Аравии превратилась в чемодан без ручки, эта передача очень похожа на знаменитое советское «бросить на сельское хозяйство» - когда чиновника формально повышали, но давали совершенно невыполнимое и заведомо провальное направление, что в итоге заканчивалось неизбежной отставкой или хуже того — «партбилетом на стол». Принц Мохаммед бин Найеф — конкурент группировки нынешнего короля в борьбе за трон, и монаршье доверие к нему выглядит весьма сомнительным.

Тем не менее, и Катар, и Саудовская Аравия в разной степени, но продолжают заниматься и принимать участие в сирийской войне — хотя их цели существенно трансформировались и смещение Асада более не является приоритетной задачей. По причине своей полной бесперспективности.

Выборы 3 июня, результат которых уже сейчас можно вполне спокойно прогнозировать, закрепят юридически еще не сложившуюся фактическую сторону вопроса — победу Сирии в войне. Война продолжается, однако главный вопрос — вопрос о власти, так и не был решен в пользу спонсоров и агрессоров. И по всей видимости, не решится.

Пожалуй, впервые с момента завершения позорной для США войны во Вьетнаме Америка терпит столь крупное внешнеполитическое поражение. Слишком явно были опубликованы цели и интересы Соединенных Штатов, чтобы игнорировать провал. США позиционируют себя в качестве мирового лидера, и любое поражение ставит под сомнение эту позицию. Акела может промахнуться только один раз. Обама очень серьезно промахнулся именно с Сирией.

Нужно отметить, что вообще вся Арабская весна для Обамы пошла кувырком. Если взглянуть на страны, по которым она пронеслась ураганом, можно констатировать, что везде первоначальная победа «восставшего во имя свободы и справедливости народа» обернулась катастрофой. Разве что Тунис относительно безболезненно переболел этой корью, но у него с самого начала была относительно легкая форма. В Ливии, Египте, Йемене, Сирии заявленные цели и поддерживаемые американцами силы провалились. Где относительно тихо, где с оглушительным треском. Но именно в Сирии США на кон поставили свою репутацию — ни по одной стране Арабской весны они не пошли так далеко, рискнув даже на потенциальный вооруженный конфликт с Россией в августе-сентябре прошлого года. Поэтому провал политики США в Сирии совершенно неравнозначен такому же провалу в Ливии или Египте.

Америка продолжает повышать ставки и наступать на те же самые грабли. Украинский кризис по своему накалу уже превосходит сирийский. Во всяком случае, динамика развития ситуации выглядит куда как более стремительной. И здесь Соединенные Штаты тоже вошли в конфликт с Россией, причем куда как серьезнее, чем в Сирии. Очень может быть, что в том числе таким вот накалом событий на Украине Обама намерен прикрыть провал в Сирии.

Весьма вероятно, что встреча Обамы с Джарбой носит вполне практическое измерение. Американцы не могут не отдавать себе отчет в том, что ни треть миллиарда, ни миллиард, ни даже десять миллиардов долларов не придвинут их к цели — политической победе сирийской оппозиции. Хотя сирийской ее назвать трудно уже очень давно, слишком много иностранного сброда пасется сейчас на сирийской территории.

Тем не менее, американцы дают столь серьезные средства, причем человеку, которого протолкнул на нынешнее место опальный ныне в Саудовской Аравии принц Бандар. Возможно, помимо имиджевых задач Обама решает и проблему демонстрации недовольства своей неудачной поездкой не так давно в Эр-Рияд, сразу после которой король Абдалла и сместил Бандара бин Султана. Слишком в пику королю выглядит такая демонстративная встреча с креатурой опального сановника на столь высоком уровне. Если так — то конфликт США с Королевством продолжается и динамично идет к более высокому накалу.

Практическая ценность встречи Обамы и Джарбы выглядит весьма близкой к нулю. Деньги решают многое, но не все. Они способны взбодрить угасающих джихадистов, но их явно мало для того, чтобы обеспечить сирийской войне «Perezagruzka». Фактически Обама немного раньше срока начинает отбиваться от своих противников внутри Америки, которые после неизбежной победы Асада 3 июня станут обвинять его в катастрофическом провале сирийской политики.

«Нет, - скажет Обама. - О каком провале вы говорите? Мы продолжаем борьбу. Мы верим, что еще чуть-чуть, и победа будет за нами. Поэтому мы и начинаем столь широкое финансирование будущих победителей». 300 миллионов долларов на поддержание имиджа — это, конечно, многовато, но ведь и на кону стоит немало — престиж целой сверхдержавы. Здесь экономить как-то не с руки.


Два материала RT на ту же тему:






Tags: Катар, Россия, США, Саудовская Аравия, Сирия, Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments