el_murid (el_murid) wrote,
el_murid
el_murid

Categories:

Россия. Итоги 2013

Я таки закончил набор статей про итоги 13 года для стран Ближнего Востока. Их получилось очень много, и естественно, что всех их опубликовать невозможно. Поэтому числа 3-4 января выложу весь комплект - и то, что было опубликовано, и то, что нет в виде PDF- и FB2- файла. Не включить в разрезе Ближнего Востока итоги для России было бы нелогично, поэтому я сейчас выкладываю часть черновика именно этого текста. Уточнюсь - это именно черновик, потому окончательный вариант будет всё-таки отличаться.



Не будь оглушительных волгоградских терактов «под ёлочку», можно было бы ограничиться перечнем «добрых дел» и вполне заслуженных побед России на внешнем поле. К сожалению, крайне слабо подкреплённых достижениями внутри страны.

Это отсутствие видимых и серьёзных достижений во внутренней политике во многом обесценивает внешнеполитические успехи. Перекос слишком очевиден и прямо скажем, опасен. Нет смысла в победе, плодами которой ты не можешь воспользоваться.

Уже поэтому, если пытаться беспристрастно оценивать итоги 13 года для России с точки зрения баланса успехов, нужно быть предельно осторожным в оценках. Угрожающая ситуация в экономике, которую вынуждено признавать даже правительство, объективно нивелирует безусловные прорывы в ближневосточной политике нашей страны.

Уход Соединённых Штатов из региона нельзя считать свершившимся фактом — пока на исходе 13 и к началу 14 года есть чётко видимое стремление Обамы перегруппировать свои силы на гораздо более опасном для Америки направлении — Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Китай теперь ведёт свою политику гораздо жёстче, чем позволял это себе ещё несколько лет назад. Правда, это жёсткость выглядит традиционно по-китайски, вроде знаменитого «последнего китайского предупреждения». Сделав пугающий всех жест по установлению новых границ зоны ПВО, китайцы тут же стерпели демонстративный пролёт через неё американских самолётов. Однако заявленные решениями 18 съезда КПК планы выглядят для Соединённых Штатов весьма неприятно. Возникает обстановка дедлайна, когда по прошествию определённого времени Китай сможет создать необратимую ситуацию, за которой либо конец глобальному доминированию США, либо прямой конфликт с катастрофическими последствиями для всех.

Ни тот, ни другой выход не устраивает Америку. Повторение сценариев Первой и Второй мировых войн, когда за американские интересы воевали европейцы, не слишком просматривается в нынешнем варианте. Китай выглядит куда как мощнее гитлеровской Германии, а Япония — вряд ли сумеет заменить собой антигитлеровскую коалицию, даже сколотив каким-то чудом антикитайский блок, скажем, с Индией. Прямое же столкновение США и Китая обессмысливает конфликт — по сценарию, Соединённые Штаты всегда входили в него на последнем этапе, чтобы продиктовать условия мира. В нынешнем случае конфликт может не успеть разгореться — слишком разные весовые категории у растущего Китая и кризисной Японии.

Остаётся вариант непрямого противодействия, который требует от Соединённых Штатов концентрации всех своих скудеющих ресурсов на одном и самом важном направлении. Ближний Восток теперь к таковым не относится.

Обстановка вынуждает Обаму действовать именно так, а не иначе. Уход США из региона Ближнего Востока неминуем. Альтернатива — они просто не успеют до дедлайна выполнить весь комплекс очень непростых задач, блокирующих превращение Китая в сверхдержаву.

Подготовкой к уходу Соединённых Штатов можно считать все действия президента Обамы на этом направлении последние 4 года. В общем-то, он и не скрывал, что его цель — вывод войск США из Ирака и Афганистана. Не скрывается и идеологическое обоснование нового курса Америки на борьбу с Китаем. Американские стратеги и интеллектуалы, как и в середине 90 годов, ведут дискуссии, отрабатывая в теории то, что станет политикой администрации через 5-7 лет.

Поддержка Обамой движения «братьев-мусульман» и сдача оптом всех прежних союзников США в регионе — это тоже подготовка к выходу. Крах первоначальной политики, ориентированной на «братьев», вынудил идти Обаму по гораздо более сложному и неоднозначному пути через установление отношений с Ираном, но опять же — он делает это вынужденно, а поджимающие сроки не дают ему пространства для манёвра.

В таких условиях место США в регионе уже начинает освобождаться, и за него начинается схватка. Россия своей довольно грамотной и уверенной борьбой в Сирии заняла весьма приличное место на этой освобождающейся площади. Собственно, военная программа России — это заявка на достойное место на всех освобождающихся территориях. Весьма вероятно, что Обама будет вынужден освобождать даже часть Латинской Америки — он не может себе позволить вести борьбу на многих фронтах, для него теперь есть один, самый главный.

Косвенно мы уже видим, что Латинская Америка тоже открывается для нас — и даже без обязательных в этом случае демаршей американцев. Допуск России в Венесуэлу в 2013 году прошел как-то буднично, однако важность этого события ничуть не меньше кубинской революции и нашего входа на Кубу. Правда, Мадуро — совсем не Фидель, и есть очень серьёзные опасения за будущее Венесуэлы под его руководством. И здесь пока Россия вынуждена учитывать подобную неприятную вероятность и заранее наводить мосты с венесуэльской оппозицией, которая всё увереннее дышит в спину преемнику Уго Чавеса.

Тем не менее, можно констатировать тот факт, что 2013 год стал годом серьёзной рабочей подготовки к входу России в два очень значимых региона. Для создающегося Таможенного союза, который в перспективе может стать крупнейшим после Евросоюза региональным рынком, выход в Латинскую Америку и Ближний Восток заведомо создаёт прекрасные стартовые позиции для того, чтобы превзойти Европу. Пока это лишь смелые мечты, но в 2013 году сделано потрясающе много. Россия сумела под конец года не столько выиграть, сколько не проиграть Европе Украину — что тем более укрепляет ее позиции в начинающейся игре.

Но. При всех прекрасных позициях во вне страны, внутри ситуация выглядит если не плачевно, то крайне нехорошо. И волгоградские предновогодние теракты высветили все проблемы сразу. Негодная управленческая вертикаль, заточенная в начале нулевых годов под предельно узкую задачу сохранения единства страны, давным-давно отработала своё. По сути, это была модель кризисного управления. Временная структура, которая подлежит замене по мере решения задач, вызвавших её появление.

Проблема в том, что кризисная структура способна работать только в обстановке кризиса — и, похоже, что во многом сегодняшний кризис России спровоцирован потребностью этой структуры в нём. Объективной потребностью, Ничего личного, как говорится.

К сожалению, понимания иных задач, кроме преодоления бесконечной череды кризисов, у нынешней российской власти нет. Отсюда и нежелание идти на кардинальные реформы, которые уже перезрели.

Опыт Ближнего Востока говорит о том, что в современном мире вам не дадут долго раскачиваться — если вы не решаете свои проблемы, вам их усугубят. Начиная игру со столь высокими ставками, как создание наднационального регионального рынка с явными лидерскими амбициями, Россия сама провоцирует своих противников жестко осадить её через негодную внутреннюю ситуацию. Теракты в Волгограде — это, по сути, предупреждение. Трудно сказать, сколько их ещё будет и будут ли они вообще — но критическая черта, за которой нас начнут обрушать как извне, так и изнутри, очень близка. И это не алармизм — это объективная данность. Идея Таможенного Союза затрагивает интересы очень могущественных сил во всём мире, и они не станут ждать, пока Россия сумеет выстроить баланс внутренней и внешней политики в свою пользу.

И это — тоже итог 13 года. Как ни смешно, но слова Сталина о том, что по мере продвижения к социализму классовая борьба будет только усиливаться, абсолютно тождественны сегодняшней ситуации. Чем дальше Россия будет продвигаться к реализации своих весьма обширных планов, тем сильнее будет нарастать сопротивление им, и тем выше вероятность применения против нас всех существующих технологий демонтажа и обрушения.

Узкое место России — её внутренняя политика. Это целый комплекс проблем — от коррупции и переформатирования своего управленческого аппарата до концептуальных базовых идей. Уже очевидно, что компрадорский олигархический капитализм смертельно опасен для страны. Он является первопричиной большинства кризисных явлений. Однако унылые несистемные идеи, выдвигаемые оппозицией от КПРФ до Болотной, выглядят совершенно параноидально и способны окончательно похоронить страну к безмерному удовольствию окружающих недругов.

Проблема выглядит очень обширной, а главное — системной. Что означает — в рамках существующей политической, экономической, социальной, управленческой системы мы неспособны справиться со всем комплексом задач по укреплению страны изнутри. Тогда все наши достижения вне страны бесполезны и попросту бессмысленны.

Времени, как показывает 2013 год, очень немного. Внутри страны нарастает социальная напряжённость. Ваххабитский фактор приобрёл новое измерение — теперь с нами воюют ваххабиты-славяне, и динамика их обращения в новую радикальную веру пугающа. В стране тяжелейшие национальные проблемы, абсолютно нерешаемая проблема засилья мигрантов — как внутренних, так и внешних. Идеологический вакуум заполняют либо парадные религиозные культы, неспособные конкурировать с молодыми и злобными конкурентами, либо откровенно враждебные идеологии, ясно выраженные словами застреленного ваххабита Соколова: «Достаточно того, что ОНИ не веруют». Всё неохваченное этими идеями обрамлено культом алчности и потребления.

На этой эклектичной и совершенно неконструктивной идеологической основе ничего построить невозможно — только разрушить. И 2013 год в который раз ткнул нашу страну в этот железобетонный факт. Сколько раз еще будет нужно ударяться в стену — трудно сказать. Но предел прочности есть у всего. Что-то всё равно придется ломать — или голову, или стену.

Tags: Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 66 comments