el_murid (el_murid) wrote,
el_murid
el_murid

Categories:

Ваххабизм. Эпоха Возрождения (1)

Примерно месяц назад с подачи нескольких моих хороших знакомых родилась идея попытаться описать те угрозы, которые несёт с собой радикальный исламизм для нашей страны. Однако по ходу дела возникла чуть более широкое понимание - не ограничиваться только угрозами, но и попытаться понять, в чём слабые места современного религиозного радикализма под вывеской ислама. По сути, речь пошла о небольшой книге. Собственно, за эти полторы недели, как я вернулся в Петербург, ее черновик уже написан. Так что попробую выложить небольшую часть. С учетом того, что это всё еще черновик и текст ещё будет окончательно правиться.


Сегодня широко распространены термины «исламский фундаментализм», «исламизм». Зачастую их используют как синонимы. Однако эти определения совершенно неравнозначны, имеют принципиально разную природу и в своём буквалистском значении описывают совершенно разные явления.

Фундаментализм в общем виде является чисто религиозным понятием, не зависящим от религиозной принадлежности. Он означает незыблемость веры, строгое и неукоснительное соблюдение этических и правовых религиозных норм, исполнение предписаний, вытекающих из фундаментальных (базовых) источников веры. Исламский фундаментализм — это термин, говорящий лишь о том, к какой именно религии относятся эти воззрения. Сам по себе исламский фундаментализм не может являться движущей силой террора, это лишь определённый набор взглядов. Его можно использовать и для созидания, и для разрушения, и для консервации существующего положения.

Исламизм же — принципиально иное явление в первую очередь политического порядка, означающее использование фундаментальных исламских воззрений для ведения политической борьбы и достижения политических результатов.

Поэтому говоря об исламском фундаментализме, мы ведём речь только о религиозной стороне вопроса.

Исламизм — это и есть та категория, которая используется радикальными сторонниками фундаментальных воззрений для достижения своих политических целей. Радикальные методы ведения политической борьбы ведут в их крайнем проявлении к терроризму. Это не изобретение ислама - терроризм - это метод достижения политических целей при невозможности иных методов политической борьбы.

Грань между этими понятиями, безусловно, довольно тонка. Но она существует, и поэтому чёткость формулировок, которая не слишком важна в повседневной полемике, обязательна, если речь идёт о попытках понять суть явления.

Именно в политической плоскости нужно искать отличия между разными исламистскими течениями и организациями. Политические цели, которые они ставят перед собой, могут серьёзно не совпадать. Поэтому не совпадают и пути, методы и тактические приёмы при достижении своих целей.

Ряд исламистских организаций выступает за создание обширного халифата, в котором стёрты национальные различия. Другие организации вполне удовлетворяются задачей построения национального государства, опирающегося на ислам, как источник права. К примеру, братья-мусульмане Египта выглядят гораздо более вменяемым течением, чем  их коллеги из радикальных салафитских группировок, отдающие себе отчёт в том, что построение Халифата возможно только силовым путем. Поэтому радикальные группировки и течения используют терроризм, как способ достижения своих политических целей — мирным путём реализовать их попросту невозможно.

Когда мы говорим о неких абстрактных целях, к примеру, США, мы всегда должны уточнять — о какой именно политической группе США мы ведем речь, так как их интересы могут существенным образом отличаться. Точно так же невозможно вести речь о неком абстрактном «исламизме» - он разный у разных исламистских течений и группировок. Иногда совершенно разный.

Ваххабизм не стал создавать собственную религиозную систему взглядов, а использовал уже существующую ханбалистскую версию толкования ислама, став одним из самых ранних проявлений исламизма в его современном наполнении. Агрессивное практическое руководство к действию, опирающееся на культ насилия и на сознательную примитивизацию всех своих воззрений, упрощение понятийного аппарата, создание на базе священных текстов краткого цитатника сделали ваххабизм вполне доступным для очень широких слоёв населения Аравии. При этом ваххабизм создавался в совершенно конкретном историческом контексте и был ориентирован на совершенно конкретного «потребителя», населяющего Аравию, а точнее — её историческую область Неджд.

В своём аравийском исполнении ваххабизм оказался востребованным в первую очередь как идеология сборки единого аравийского государства. Идеология оказалась очень устойчивой и жизнеспособной. Несмотря на крушение первых двух государств династии аль-Саудов, Абдель-Азиз аль-Сауд сумел закончить начатое его предками и создал на территории полуострова единое государство. Возникший в Аравии и для Аравии ваххабизм при достижении поставленной им задачи однозначно оказался прогрессивным явлением.

Однако прогресс был очень быстро остановлен после того, как государство было создано и прошло свой первый этап становления. Последующие этапы выявили неустранимые проблемы ваххабизма. Государство аль-Саудов практически сразу столкнулось с проблемой негибкости и недоговороспособности ваххабизма для своего нормального функционирования, однако продолжало нуждаться в нём, как в государственной идеологии.

Чтобы понять, почему ваххабизм столь противоречиво может являться конструктивным явлением и одновременно тормозить развитие страны, потребуется рассмотреть — пусть кратко и ретроспективно — его становление и развитие в качестве идеологии, не затрагивая пока чисто религиозную составляющую этого течения.

(продолжение следует)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments